<< на главную
<< назад

Ответ г-ну Чубенко

А.Е.Чубенко - главный редактор Интернет-журнала (кстати сказать, интересного и весьма познавательного) "Коммерческая биотехнология" (http://www.cbio.ru). И вполне понятно, что ключевым словом в данной смысловой связке является слово "коммерческая". Судя по скорости и регулярности обновления и по тщательности отбора новостей, этот Интернет-ресурс недостатка в финансировании не испытывает. И это замечательно, так как своевременное донесение информации до заинтересованного читателя трудно переоценить. Как заявляют о себе сами руководители и хозяева журнала "Коммерческая биотехнология", - "Главная цель интернет-журнала "Коммерческая биотехнология" - содействовать развитию и коммерциализации (курсив мой - В.Ц.) российской биотехнологии". Однако, судя по "открытому письму", эта цель сыграла с г-ном Чубенко дурную шутку, заставив его написать это "письмо" в полном соответствии с "классикой жанра". Но вернёмся к "письму".

1. Как пишет г-н Чубенко, "...трансгенные растения и пища, содержащая генетически модифицированные источники, в очередной раз объявляются безусловно опасными для человека и природы.". Я, будучи участником Симпозиума "Трансгенные растения и проблемы биобезопасности" (Москва, ИФР РАН, 29.11. - 03.12.2004), могу с полной ответственностью и с полным правом заявить, что на всех заседаниях Симпозиума генетически модифицированные организмы (ГМО) и ГМ-пища "безусловно опасными для человека и природы" ни в одном из сделанных докладов не "объявлялись". Во всех случаях, когда речь шла об опасности ГМО и ГМИ, говорилось лишь о потенциальной их опасности для человека и биологического разнообразия.

2. Сентенция г-на Чубенко насчёт "...искажения известных научных фактов, их подтасовка и прямая ложь, направленная на запугивание общественности и правительства раздутыми подлинными (значит они всё-таки есть! - В.Ц.) рисками и выдуманными опасностями применения ГМО", а также следующие три абзаца прокомментированы быть не могут, за отсутствием предмета комментария. Голословные обвинения - не в счёт.

3. "...среди участников этого симпозиума (во всяком случае, среди докладчиков) категорические противники ГМО составляли чуть больше одной десятой - хотя именно они задавали тон всему мероприятию...". Никак не могу согласиться с этим утверждением г-на Чубенко. На самом деле, число "категорических противников ГМО" на симпозиуме не достигало и 1%! Всё дело в том, кого считать "категорическими противниками ГМО". Если к таковым относить всех тех, кто по тем или иным причинам не приемлет ГМО в принципе, то да - меньше 1%. А если к этой категории относить всех тех, кто не согласен с действиями лоббистов ГМО и ГМ-пищи, внедряющих их несмотря ни на что на российский рынок и призывающих всех и каждого, без оглядки на возможные риски использования ГМИ в пищу или выпуска ГМО в природу (иногда превращающиеся во вполне реальные и далеко не безобидные последствия), верить им на слово, не требуя проведения строго научного исследования последствий такого обращения с ГМ-продукцией и представления производителем/ями ГМО/ГМИ доказательств их полной безопасности, то доля их среди участников Симпозиума будет близка к 100%.

4. Попытка же г-на Чубенко разделить участников Симпозиума на тех, кто "не скрывает своих симпатий к трансгенам" и на "явных и непримиримых противников ГМО" также шита белыми нитками и не выдерживает никакой критики. Дело в том, что как первые, так и вторые прекрасно понимают "потенциальные опасности, связанные с ГМО, и необходимость их минимизации - в идеале, до нуля". Т.е. как те, кто занимается физиологией трансгенного растения, так и те, "кому интересна биобезопасность" готовы подписаться под тезисом, что генная инженерия за последнее десятилетие шагнула далеко вперёд и что её успехи далеко превзошли все самые смелые ожидания. И те, и другие вообще никогда не оспаривали и не оспаривают тот очевидный факт, что трансгенные организмы на сегодняшний день являются интереснейшим объектом исследования и в перспективе - могут стать как новыми разновидностями продуктов питания и кормов, так и незаменимыми источниками различного рода хозяйственно-ценных веществ, например, лекарств. Почему "в перспективе"? Да только лишь потому, что для того, чтобы стать всем тем, на что претендуют современные коммерчески распространяемые по всему миру разновидности ГМО/ГМИ их производители должны провести необходимые научные исследования и доказать их полную биологическую и экологическую безопасность, включая отдалённые последствия их использования в пищу и выпуска ГМ-сортов в природу.

Что же имеет место в России в настоящее время? Оказывается, что для получения подобного рода доказательств необходимо решение суда! Так, 16 декабря 2004 года Никулинский районный суд г. Москвы вынес решение, обязывающее Министерство здравоохранения и социального развития РФ предоставить общественности копии документов, на основании которых признавались безопасными продукты питания в состав которых входят генетически модифицированные организмы (ГМО), а также проводилась регистрация генно-модифицированных сортов растений. Решение суда потребовалось потому, что в течение трех лет Гринпис, представители общественности и депутаты Государственной Думы неоднократно обращались в Минздрав с просьбой обеспечить доступ к результатам гигиенических экспертиз, медико-биологических и медико-генетических исследований генно-модифицированных организмов. Однако все эти запросы Министерство игнорировало. (Цит. по http://www.regnum.ru/news/378042.html).

Возникает вопрос, если документы, на основании которых ГМ-продукты питания признавались безопасными, были засекречены, то каковы причины, заставившие Минздрав это сделать? Надо полагать, что причины эти были достаточно вескими. По данным того же источника, "...некоторые исследования ГМО проводятся с грубыми нарушениями. В частности, ставшие доступными материалы исследований на безопасность сорта картофеля Russet Burbank (устойчивого к колорадскому жуку), однозначно указывают, что употребление таких продуктов может привести к негативным изменениям состава крови и внутренних органов, а также и другим физиологическим отклонениям". В частности, "...анализ, проведенный сотрудниками лаборатории лекарственной токсикологии Всероссийского научно-исследовательского института лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР) показал, что исследование вышеназванного сорта картофеля выполнено с явными нарушениями принятых методических указаний. Выявленные физиологические, гистологические отклонения у крыс, питающихся генетически модифицированным картофелем, не только не дают основания считать данные продукты безопасными, но и свидетельствуют или об их вреде (по крайней мере, для подопытных крыс), или о недостаточной изученности. Тем не менее, этот сорт одобрен и используется в пищевой промышленности. Также используются различные сорта генно-модифицированной сои, кукурузы, сахарной свеклы и риса. Насколько корректны были проведенные по ним исследования - неизвестно. Информацию об этом Минздрав скрывает". (См. там же). И, судя по всему, есть что скрывать, поскольку в противном случае обсуждение биобезопасности ГМО/ГМИ вряд ли бы ограничилось только "рамками научной дискуссии".

Таким образом, если официальные документы, на основании которых ГМО и полученные на их основе продукты питания были признаны безопасными, тщательно скрываются и никому (даже специалистам!) не доступны, а наличие пищевых, экологических и прочих рисков на сегодняшний день ни у кого сомнения не вызывает, то нет ничего удивительного в том, что обеспокоенность общественности в данной ситуации только растёт. И какова цена возмущения г-на Чубенко, цитирующего выхваченные из контекста слова руководителя одной из общественных организаций - Кампании "За биобезопасность" - Виктории Копейкиной, что "...Потребляя ГМО люди подвергают опасности не только себя, но и своих будущих детей, так как фактически ничего неизвестно о влиянии ГМО на различные функции организма (в том числе репродуктивные)..."? Ведь кому, как не ему, знать, что подобных исследований в широких масштабах никем не проводилось. А если кто-то где-то и проводил исследования по влиянию ГМО/ГМИ на различные функции организма теплокровных, в том числе и человека, то результаты этих исследований либо тщательно засекречены, либо негативны (см., например, The LANCET, v. 353, № 9167, 1999; Fed. Reg., V. 51, 23302-23350, 1986; Mol. Immunol. 1988. V.25, #(1) P.1-6; Braz. J. Med. Biol. Res. 2000. V. 33, #2, P.147-155. Список можно продолжить.). Если бы существовали достоверные научные данные о полной безопасности всех коммерчески распространяемых ГМО/ГМИ, как это на сегодняшний день голословно не устают утверждать их производители и лоббисты, то, я думаю, каждый со мной согласится, что эти данные не только никем (и в первую очередь ими) не замалчивались бы, а наоборот, рекламировались бы ими при всяком удобном и неудобном случае.

Да и странная складывается ситуация. С одной стороны, так называемые "сторонники ГМО", наклеив ярлык "явных и непримиримых противников ГМО" и "пламенных борцов с ГМО" на всех тех, кто обеспокоен безопасностью ГМ-пищи и пытается получить сколько-нибудь достоверную информацию по данному вопросу, походя обвиняют организаторов и участников Симпозиума в том, что "...наукой и корректностью" на этом Симпозиуме "даже не пахнет", что "Факты поданы тенденциозно, подтасованы и перемешаны с фантастическими выдумками, а нередко это вообще не тезисы доклада, а истерические лозунги". С другой же стороны, те же самые "сторонники ГМО" сами не представляют ни одного разумного контраргумента в пользу их полной безопасности и возможности бесконтрольного использования. В то же время, по данным Главного санитарного врача России Г.Г.Онищенко (см. Постановление Главного государственного врача Российской Федерации от 31.12.2004 № 13), из исследованных Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителя и благополучия человека в последнее время проб пищевых продуктов 11,9 % содержали ГМИ. При этом в импортных продуктах питания ГМИ встречались чаще - 14,8 % от общего количества импортных продуктов питания, исследовавшихся на наличие ГМИ. Среди исследованных продуктов питания, содержащих ГМИ, 36,4 % не имели декларации о наличии ГМИ (а почему, если они безопасны? - вопрос мой, В.Ц.), среди импортных исследованных продуктов питания, содержащих ГМИ, этот показатель составил уже 47,8 %.

Что же касается журнала "Экос", номер которого, посвященный ГМО "...сделан в классических традициях грязных политтехнологий...", и содержит "...красивую фотографию корончатого галла с пояснением, из которого неспециалист определенно поймет: с помощью вот таких Раковых Опухолей делают Генетических Мутантов", то г-ну Чубенко прежде, чем иронизировать, следовало бы знать, что именно почвенная бактерия Agrobacterium tumifaciens, вызывающая такие опухоли, и используется для доставки в клетки растений несущих "целевой ген" Ti-плазмид. А это как раз и есть один из методов, с помощью которых "делают Генетических Мутантов", о чём, кстати, (и не только об этом) прямо и написано в цитируемом г-ном Чубенко номере журнала "Экос". Это к вопросу о "научном уровне" опубликованных там статей. Если же г-на Чубенко действительно интересуют ссылки на статьи в научных журналах, то готов в любой момент предоставить их ему по первому требованию.

5. Теперь о "единственном и неповторимом" "докладе вне категорий", да ещё и "нетрадиционной научной ориентации". Совершенно очевидно, благо ссылка приведена, речь (если только то, что по данному поводу написал г-н Чубенко, можно назвать речью) идёт о моём сообщении "ГМО: биологическое оружие и биотерроризм". Действительно, этот доклад стоит особняком в общей массе сообщений, сделанных на Симпозиуме. Но что делать, если проблема ГМО/ГМИ имеет и такой аспект, а при наличии злой воли и полного отсутствия моральных принципов ГМО/ГМИ могут быть использованы террористами для решения своих далёких от научных дискуссий задач.

Я надеюсь, что г-н Чубенко не будет оспаривать тот факт, что биологическое оружие как отдельный вид оружия массового поражения реально разрабатывалось (и почти наверняка продолжает где-то разрабатываться) ни у кого сомнений не вызывает. Иначе не было бы нужды в принятии в 1972 году Генеральной ассамблеей ООН Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения биологического и токсинного оружия, которая была введена в действие ещё в 1975 г. Несмотря на то, что участниками Конвенции являются уже более 150 государств, угроза использования биологического оружия в вооруженных конфликтах остается. Растет и число стран, способных производить в массовом количестве биологические агенты и токсины, которые могут быть применены для поражения людей, животных и растений. Кроме того, всё ещё имеются "заказчики" подобного рода разработок. Так, по данным газеты "Труд", "...некто Крэйг Вентер, основатель компании генетических исследований Celera Genomics Corp., с восторгом поведал на днях о том, что проникновение в генетический код бактерий и вирусов можно использовать для создания биологического оружия направленного действия - против чужеземных экстремистов, планирующих теракты в США По замечанию английского публициста Гуинна Дайера, предложение калифорнийца Вентера ложится в Америке на благоприятно отзывчивую почву". А если есть спрос, то рано или поздно найдётся и предложение.

Научно-технические разработки и достижения в области молекулярной биологии и генетики, биотехнологии, геномики, протеомики, биоинформатики, компьютерного моделирования, создали предпосылки для проектирования и конструирования новых видов микроорганизмов и создания токсинов, обладающих потенциальными возможностями для применения в биологическом оружии. Последние успехи в области установления полных структур геномов многих, в том числе патогенных, микроорганизмов открывают широкие возможности их генно-инженерных модификаций, усиливающих вирулентность, способность преодолевать иммунный ответ, привносящих устойчивость к лекарственным препаратам, а также дают перспективы создавать микроорганизмы с комбинированными патогенными свойствами. В связи с беспрецедентными возможностями биотехнологии и сенсационными прорывами в медицине и сельском хозяйстве, биологические знания, могущие иметь двойное применение, становятся достоянием не только различных государств, но и отдельных людей. Легкодоступность научно-технической информации благодаря всемирной компьютерной сети Интернет может способствовать получению необходимых сведений не только государственными организациями, но и экстремистскими и террористическими группировками во многих странах мира. Это создает опасность применения биологических агентов не только в военных конфликтах, но и в террористических актах.

ГМО попали в поле зрения экспертов по биотерроризму не случайно. Если говорить о ГМО/ГМИ, то их использование производителями продуктов питания уже само по себе потенциально опасно, тем более что сейчас в России большинство производителей и импортёров нарушают все постановления, касающиеся маркировки продуктов с ГМИ. При этом, сегодня практически на любом этапе производства продуктов питания может произойти вмешательство злоумышленников. Например, гены патогенных микроорганизмов могут быть встроены в геном растений, использующихся как сырье для производства кормов и/или продуктов питания. Сделать это на удивление просто. Достаточно распылить, например, над обычным полем с сельскохозяйственными растениями пыльцу растений генетически модифицированных соответствующим образом. Путём естественного перекрестного опыления гены патогенных микроорганизмов быстро распространятся в здоровой популяции, а сами растения получат соответствующую вставку на генном уровне. Причём процесс станет уже не контролируемым, что приведет к устрашающим последствиям. В частности, таким способом можно вызвать различные эпидемии или эпизоотии, массовые отравления, стойкие эпидемические очаги, в том числе и заболеваний, в данной стране никогда не встречавшихся. И это, к сожалению, не измышления человека "нетрадиционной научной ориентации". В мае 2004 г. в Бельгии в г. Льеже комитетом НАТО по глобальным вызовам современному обществу была проведена встреча экспертов стран НАТО и других государств, в рамках которой состоялась острая дискуссия по проблеме генетического терроризма. На встрече экспертов стран НАТО и стран-партнёров этой организации говорилось о серьезной опасности возникновения генетического терроризма как разновидности терроризма биологического. Акцент делался на продовольственной безопасности. В результате ГМИ было решено внести в список веществ и микроорганизмов (вирусов, определённых бактерий), которые могут попасть в организм человека через пищу, напитки и питьевую воду и стать причиной опасных заболеваний. Основной вывод экспертов стран НАТО и ряда других государств заключается в том, что продукты питания могут стать потенциальным генетическим оружием при совершении террористических актов. Эксперты из разных стран согласны в том, что вслед за терактами 11 сентября в Нью-Йорке и 11 марта в Мадриде новым объектом для удара террористов может стать пища. Такого же мнения придерживается и Всемирная Организация Здравоохранения - в 2002 году она разработала "Руководство по обращению с системами снабжения продовольствием", в котором рассматривается возможность пищевого биотерроризма.

А теперь насчёт того - кому выгодно. Тезис г-на Чубенко насчёт того, что "...лучше всех в вопросах биобезопасности разбираются сотрудники тех самых корпораций, которые ГМО разрабатывают и продают", мягко говоря, не бесспорен. А уж его утверждение, что "... ГМО перед выходом на рынок проверяются на безопасность не менее тщательно, чем фармпрепараты..." вообще не выдерживает никакой критики. Дело в том, что негативные эффекты для человека при долговременном употреблении ГМ-продуктов практически невозможно предсказать. Использование же принципов, разработанных для оценки безопасности химических веществ и фармацевтических препаратов ("по аналогии" - новый продукт/препарат должен в основном соответствовать уже имеющемуся или ранее выпускавшемуся на рынок), не достаточно для исследования длительного воздействия ГМ-продуктов на человека. Как известно, традиционное (ориентированное на продукт) тестирование трансгенного материала ограничивается лишь анализом белков, жиров, углеводов и некоторых вторичных соединений (Kessler et al., Science, 256, 1747-1749, 1832, 1992), что делает его крайне не эффективным с точки зрения оценки биобезопасности. Оценка же отдаленных мутагенных и канцерогенных последствий при постоянном употреблении ГМ продуктов потребует многолетних наблюдений с применением детальных генетических и токсикологических обследований тестируемого организма на разных стадиях его развития (Millstone et al., Nature, 1999, 410, 525-526; Дубов и др., Биотехнология, 6, 80-85, 1999; Franck-Oberspach & Keller, Plant breeding, 1997, 116, 1-17 и др.).

Что же касается того, что "Кампания против ГМО выгодна прежде всего тем корпорациям, доходам которых угрожают растения, устойчивые к болезням и вредителям, нуждающиеся в меньшем количестве химии и т.д., а в ближайшей перспективе - с улучшенными потребительскими свойствами. Именно эти корпорации и проявляют активность за кулисами борьбы против ГМО", то этому поводу могу сказать следующее. Эта сентенция не нова. И в данном случае, по крайней мере в том, что касается участников Симпозиума, который так обидел г-на Чубенко, полностью не состоятельна. Наш интерес к проблеме биобезопасности ГМО ни в коей мере не является коммерческим. Наши разработки не только не финансирует ни одна из корпораций, чьим доходам "...угрожают растения, устойчивые к болезням и вредителям, нуждающиеся в меньшем количестве химии и т.д.", но эти корпорации никак не влияют на наше мнение о качестве существующих на отечественном рынке не содержащих ГМИ продуктов. Более того, мы (и я в том числе) считаем, что наш рынок просто изобилует фальсифицированной и некачественной пищевой продукцией, но эта продукция не имеет в данном случае отношения к обсуждаемому вопросу. Просто мы считаем, что

1. Исследования по биобезопасности ГМО и полученных из них продуктов питания, а также исчерпывающие доказательства их биологической и экологической безопасности должны опережать коммерческое использование ГМО и ГМ-продукции;

2. Доказательство биобезопасности ГМО и ГМ-продуктов питания требует проведения комплексных фундаментальных и прикладных исследований и нуждается в государственном финансировании;

3. Необходимость дальнейшего совершенствования законодательной базы в области регулирования оборота ГМО и ГМ-продуктов питания и гармонизации национальных законодательств, в том числе и России, с законодательством Евросоюза, что является необходимым условием не только для создания системы коллективной безопасности, но и для развития равноправной торговли российских производителей сельхозпродукции со странами Западной Европы;

4. Важность присоединения России к Картахенскому протоколу, регламентирующему межгосударственные потоки ГМО в глобальном масштабе;

5. Необходимость создания независимой от производителя и эффективно работающей государственной системы контроля за наличием ГМО и продуктов их переработки, в интересах экологической безопасности страны и здоровья нации;

6. Принятие международного пакта о нераспространении генетически модифицированных сортов растений на не занятые ими территории, до тех пор, пока не будет доказана их безопасность для человека и окружающей среды.

А на те обвинения в "навешивании ярлыков", которые высказал в своём послании в редакцию Вашего сайта г-н Чубенко, отвечать просто бессмысленно, так как это просто "перекладывание с больной головы на здоровую" и сделано им в полном соответствии с классикой жанра. Что же до диалога, то от него никто и никогда не отказывался, да и сейчас не отказывается. Однако это должен быть именно диалог, а не спор немого с глухим - т.е. "крикливых противников" с "корректными сторонниками ГМО". Поскольку г-н Чубенко к первым относит всех тех, кто считает "...экологические, экономические, социальные, медицинские и прочие последствия применения ГМО негативными" (из контекста "открытого письма" явствует, что все последствия), а приводимые ими аргументы и факты (см., например, уже упоминавшийся здесь посвящённый ГМО номер журнала "Экос") без какого-либо сколько-нибудь аргументированного анализа с порога отметаются (это же "...грязные политические махинации по схеме "бей-спасай".") вторыми, к которым г-н Чубенко, по-видимому, относит себя, Машу Перлову (см. http://www.inauka.ru/blogs/article51321/) и других "специалистов", то с моей точки зрения на диалог подобного рода полемика как-то не похожа.

С уважением,
В.Д.Цыдендамбаев

<< на главную
<< назад