<< cодержание

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Евстигнеев В.И.

Открытое акционерное общество "Биопрепарат"

Актуальная государственно-значимая проблема национальной биологической безопасности, имеющая судьбоносное значение для Российской Федерации, является чрезвычайно сложной научно-практической задачей, не имеющей простых решений. Здесь и далее под термином национальная безопасность следует понимать состояние готовности страны к противодействию и устранению последствий чрезвычайных биологических (биолого-социальных) ситуаций, включая защищенность населения и систем его жизнеобеспечения, сельскохозяйственных животных и растений, а также объектов окружающей природной среды.

Одним из главных базисов безопасности страны является, прежде всего, здоровье ее граждан и состояние среды их обитания. Человек, как биологический вид, являясь продуктом эволюции, может существовать лишь в узких пределах параметров среды, обеспечивающихся функционированием всего биосферного комплекса. Поэтому будущее не только отдельно взятой нации, но и всего человечества, связано не столько с наличием используемых ресурсов и их запасов, сколько с сохранением условий, пригодных для жизни. Исходя из биосферного, а не антропоцентристского мировоззрения общества потребителей, современная биология настаивает на понимании человека как существа укорененного в живой природе, связанного с ней факторами генно-культурной коэволюции. Основы современной биополитики, принятые мировым сообществом в качестве руководства к действию при определении стратегии выживания, заложены в фундаментальном учении отечественного ученого В.И.Вернадского о биосфере. Мощным толчком к активации международной деятельности в области обеспечения химической и биологической безопасности послужила конференция ООН по окружающей среде и развитию, состоявшаяся в Рио-де-Жанейро в июне 1992 года. В 1995 году Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о биологическом разнообразии, а также подписала "Протокол о биологической безопасности", регулирующий обработку и межграничный перенос "любых живых измененных организмов, являющихся результатом использования биотехнологических методов и способных оказать неблагоприятное воздействие на сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия организмов".

Принятие мировым сообществом таких двух основополагающих базисных правовых документов, как Конвенция о запрещении биологического (токсичного) оружия (1972 г.) и Конвенция о биологическом разнообразии (1992 г.) казалось бы, должны были положить конец, хотя бы межнациональным и глобальным угрозам биобезопасности. Однако на рубеже нового тысячелетия перед Россией на первый план выдвинулись две глобальные проблемы биологической безопасности, которые настолько проявили себя, что речь уже идет о выживании нации и сохранении государства вообще (таблица 1).

Таблица 1. НАИБОЛЕЕ УГРОЖАЕМЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ БИООПАСНОСТИ


Первая проблема связана с опасным ростом инфекционной заболеваемости населения и ухудшением демографических показателей. Общепризнано, что прогнозы на полную ликвидацию ряда социально-значимых инфекций к концу ХХ века не оправдались. Кроме того, четко зафиксирован рост числа так называемых эмерджентных инфекционных заболеваний, который опережает и будет опережать возможность современной медицины. Особую опасность представляет группа эмерджентных инфекций вирусной природы, против которых отсутствуют эффективные терапевтические средства. Более того, всё возрастающий спектр патогенных микроорганизмов требует расширения диагностических тест-систем и различных иммунобиологических препаратов, что влечет за собой не только огромные материальные затраты на их разработку, производство и приобретение, но и содержат проблему их рационального применения.

Вторая проблема связана с неразумной деятельностью человека, которая содержит опасность распространения искусственно модифицированных организмов и реально возросшую угрозу биопреступлений.

Современная биотехнология имеет потенциальные возможности для обеспечения основных потребностей страны в широком спектре биотехнологических препаратов медицинского и ветеринарного назначения, в пищевых продуктах, в средствах защиты растений и биоудобрениях, в биопрепаратах для проведения природоохранных мероприятий, для добычи минерального сырья, для получения новых материалов, в создании возобновляемых источников энергии и создании электронных приборов различного назначения. Одновременно надо понимать, что биотехнологическое производство может представлять опасность для человека и экосистем, так как даже непреднамеренно в хозяйственный оборот и окружающую среду может быть выпущен опасный экопатоген с трудно прогнозируемыми последствиями. Принято считать, что 99% генно-инженерных организмов, используемых в исследовательских целях и в промышленности, не оказывают неблагоприятного воздействия на здоровье людей или окружающую среду. Тем не менее, абсолютной безопасности в биотехнологии, как, впрочем, и в других отраслях деятельности человека, достичь невозможно. Утечка опасного биологического материала из научно-исследовательского учреждения при аварии и его использование в биопреступлении может привести к возникновению биолого-социальной чрезвычайной ситуации.

Наибольшую потенциальную угрозу национальной безопасности для любой страны представляет преднамеренное использование террористами природных или искусственно созданных (трансгенных) биологических агентов для поражения людей, животных, растений и других объектов. Непредсказуемость биотеррористических атак по времени, объекту, мотивам и используемому поражающему агенту, масштабам последствий выдвигают данную проблему сегодня на первый план. Дело в том, что существующие биологические угрозы (биопреступления, биокатастрофы, биотерроризм) приводят к разрушению социальной морали, экономической и политической нестабильности, наносят и будут наносить огромный вред экономике, здравоохранению и сельскому хозяйству. Несмотря на все эти теоретические постулаты и выводы из практики, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации (принята в 1997 г.) отсутствуют указания о приоритетности решения задач биобезопасности. Как следствие политической недооценки важности решения проблем биобезопасности в Российской Федерации продолжают усугубляться следующие дестабилизирующие факторы:

Таким образом, исходя из содержания, обозначенных выше проблем обеспечения биологической безопасности Российской Федерации, на повестку дня должны быть вынесены первоочередные меры политического, организационного, правового, научного, экономического, медицинского, оперативного, информационного, прогностического и образовательного характера по следующими основным направлениям:

  1. Создание государственной вертикально интегрированной системы биологической безопасности страны.
  2. Совершенствование законодательной базы в области обеспечения биобезопасности и ее гармонизация с международными аналогами.
  3. Недопущение отставания в приоритетных направлениях современной биологической науки и биотехнологии.
  4. Повышение информированности населения страны в сфере обеспечения биобезопасности.
  5. Реализация комплекса научно-технических и производственных программ обеспечения биобезопасности.
  6. Разработка и внедрение информационно- и прогнозно-аналитических систем обеспечения биобезопасности.
  7. Создание новых более совершенных средств обнаружения и защиты от биологических поражающих агентов.
  8. Инвентаризация биологически опасных объектов и территорий и их паспортизация.
  9. Развитие сети центров генетических ресурсов и консервация уникальных природных резервуаров в национальных заповедниках.
  10. Контроль за соблюдением международных договорных обязательств в области биологической безопасности и участие в международных программах нераспространения ОМУ и борьбы с терроризмом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Danilova R.A., Rud'ko O.I., Korotkova T.M., Obukhova M.F., Ashmarin I.P. "The effects of immunization against cholecystokinin fragment 30-33 in the behavior of white rats", Neuroscience and Behav. Physiol., 2002, v. 32, N 2, p. 189-194
2. Ашмарин И.П., Данилова Р.А., Обухова М.Ф., Белопольская М.В. "Индукция длительного состояния депрессии (с компонентами тревожности и страха) иммунизацией крыс к паргилину, Вестник РАМН, 1998, № 8, с. 27-32
3. Ashmarin I.P., Daniliva R.A., Moskvitina T.A., Obukhova M.F, Belopolskaya M.V. "Pargiline conjugate induced long-term activation of monoamine oxidase as an immunologic model of depression", Neurochem. Res., 1999, v. 24, N 9, p. 1147-1151
4. Жилинская И.Н., Карелин А.А., Ляпина Л.А., Ашмарин И.П. и др. "Участие гемагглютинина вируса гриппа в процессах антикоагуляции крови", Вопросы вирусологии, 1996, № 4, с.179-183
5. Koszycky D., Zacharko R.M., Le Melledo J.M., Bradwein J. "Behavioral, cardiovascular, and neuroendocrine profiles following CCK-4 challenges in healthy volunteers: a comparison of panickers and nonpanicers", Depress. Anxiety, 1998, v. 8, N. 1, p. 1-7
6. Fox B.S., Kantak K.M., Edwards et al. "Efficacy of a therapeutic cocaine vaccine in rodent models", Nat. Med., 1996, v. 2, N 10, p. 1129-1132
7. Sanderson S.D., Cheruku S.R., Padmanilayam M.P. et al. "Immunization to nicotine with a peptide-based vaccine composed of a conformationally biased agonist of C5a as a molecular adjuvant", Int. Immunopharmacol., 2003, v. 3, N 1, p.137-146
8. Williams B.G., Sen G.C. "A viral on/off switch for interferon", Science, 2003, v. 300, p.1100-1001
9. Basler C.F., Mikulasova A., Martinez-Sobrido L. et al. "The Ebola virus VP35 protein inhibits activation of interferon regulatory factor 3", J. Virology, 2003, v. 77, N 14, p. 7945-7956
10. Takada A., Feldman H., Ksiazek T.G. et al. "Antibody-dependent enhancement of Ebola virus infection", J. Virology, 2003, v. 77, N 13, p. 7539-7544
11. Johnson J.B., Mc Fadden G. "Poxvirus immunomodulatory strategies: current perspectives", J. virology, 2003, v. 77, N 11, p. 6093-6100

<< cодержание

Сборник докладов I Российского симпозиума по биологической безопасности
Copyright © Комитет ученых за глобальную безопасность и нераспространение оружия массового поражения