<< на главную
<< назад

Политически задано, но генетически невозможно

О перспективах создания измененного биогенетического оружия рассказывает заместитель генерального директора новосибирского Государственного научного центра биоинженерии и вирусологии "Вектор" Сергей Нетесов.

- Насколько реально создание биологического оружия, которое будет уничтожать людей по генетическому признаку?

- Знаете, есть политические деятели, которые ставят задачи. Эти задачи нередко бывают невыполнимыми, но, тем не менее, почему бы их не поставить, и почему бы ученым не получить под это деньги. Так вот задача создать генетическое оружие - из разряда подобных.

В действительности же создать такое оружие весьма непросто. Сейчас публикуется много работ, посвященных строению генома человека и отличиям между различными расами. Показано, что эти отличия небольшие, и их еще только начали выявлять. Вполне вероятно найти определенные, очень важные гены - с точки зрения контроля иммунитета - или рецепторные клеточные белки, по которым расы значительно отличаются, но это большая работа, которая пока далеко не закончена. Дело в том, что в организме человека миллионы генов, и искать среди них те, которые отвечают за национальные отличия - все равно что искать иголку в стоге сена. Но в принципе за очень большие деньги и за продолжительный период времени кто-то, возможно, когда-то это и сделает.

- Насколько реально создать бактерии, которые, попав в организм человека, начнут развиваться только лишь после применения каких-либо лекарственных препаратов?

- Создание таких бактерий возможно. Дело в том, что существуют участки или целые гены - "включатели-выключатели", которые ответственны за включение или выключение каких-то генов или их кластеров. Но опять-таки неясно, какова же возможная цель исследования? Ведь подавляющее большинство стран, включая США и Россию, подписали конвенцию "О запрещении разработки, испытаний, производства и хранения биологического оружия". И если они начнут проводить исследования и испытания такого оружия, то пойдут вразрез с этой конвенцией и тем самым дадут повод другим странам для начала ведения таких разработок. А это не в интересах самих США.

- Можно ли создать бактерии, которые будут менять структуру ДНК зараженной ими клетки?

- Подавляющее число бактерий в клетки в инфекционный процесс вообще не проникает. Они живут в биологических жидкостях организма и, соответственно, не соприкасаются физически с работающим клеточным генетическим материалом. Даже в момент, когда бактерия разрушает клетку, ее генетический материал не соприкасается с генетическим материалом бактерии - их разделяет как минимум одна мембрана. И если даже происходит такое соприкосновение после разрушения клетки, то, как правило, это происходит с уже разрушенным генетическим материалом, который в таком виде в дальнейшем другая клетка уже не будет использовать, иначе как "разобрав" на кирпичики - нуклеотиды.

Однако способностью внедрения в генетический материал клетки обладают некоторые вирусы: фрагменты их генома или геномы целиком способны встраиваться в геном клетки. Это аденовирусы, ретровирусы и некоторые другие, возможности которых теоретически (а сейчас уже и практически) можно использовать для генной терапии и терапии рака. Но создать вирусы, которые действовали бы направленно в отношении определенных рас или народов, по моему мнению, почти невозможно - по крайней мере, на данном этапе развития биологии.

- Возможно ли, хотя бы теоретически, создание микроба, способного противостоять любым лекарственным средствам, в частности антибиотикам?

- В части бактерий мы уже знаем, что существуют их разновидности или штаммы, устойчивые к целому ряду антибиотиков, и возникают они в природе часто и без всякого участия человека. Но бесконтрольное применение антибиотиков людьми этому способствует. В развитых странах самолечение антибиотиками именно поэтому уже значительное время фактически запрещено: необходим рецепт врача. Кстати, одной из причин повышенной встречаемости в России штаммов туберкулезной микобактерии с множественной устойчивостью к лекарствам как раз и является вышеуказанная бесконтрольность.

Что касается вирусов, то такого микроба и создавать не нужно. Сейчас против многих вирусов нет действенных лекарственных препаратов. А из того многообразия вирусов, которые сегодня существуют, нам, по оценкам специалистов, известны лишь пять-десять процентов. Остальные пока не открыты, но их число постепенно убывает - за последние тридцать лет исследователи идентифицировали более трех десятков новых патогенов человека.

- После прошлогодней эпидемии атипичной пневмонии в Китае появилась версия искусственного происхождения вируса. В частности, в КНР популярна теория, согласно которой эпидемия была испытанием этнического оружия. Как вы относитесь к этой версии?

- Есть очень много случаев, когда писатели, особенно с богатой фантазией, выстраивали цепочку фактов так, что получались очень страшные вещи. Однако когда дотошные люди начинали копать глубже, выяснялось, что авторы таких книг зачастую отбрасывали целый ряд фактов, которые поворачивали все это дело в другую сторону. Такая же история, скорее всего, произошла и с китайской книгой, которую вы цитировали. В частности, я хотел бы отметить, что среди пациентов, умерших от этой инфекции, были кроме китайцев итальянцы, канадцы, представители Германии и других стран.

Кроме того, вирус атипичной пневмонии (ТОРС-коронавирус) - очень сложно устроенный вирус и то, что он был создан искусственно, на нынешнем уровне развития вирусологии и генной инженерии, мягко говоря, маловероятно. Если он был создан человеком, то этот человек либо гений, которых человечество еще не видело, либо ему совершенно жутко повезло. Причем его везение из того же разряда, как если бы обезьяна, тыча пальцами по клавишам, совершенно случайно написала бы значительный по размерам (примерно тридцать тысяч букв) отрывок из романа "Война и мир".

Эксперт

<< на главную
<< назад