<< на главную
<< назад

Синдром беспечности

Геннадий Онищенко, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Константин Пронякин

Пришедшее из Китая сообщение о новых случаях острого респираторного синдрома - напоминание о биологической безопасности.

Уже в третий раз в этом году веду на страницах "Российской газеты" разговор о биологической безопасности. Не только и не столько для того, чтобы еще раз напомнить, что она - важнейшая сторона национальной безопасности, что она таит в себе техногенные, природные и террористические угрозы. Эта проблема обсуждена на совместном заседании Совета безопасности и президиума Госсовета РФ. По результатам заседания президентом страны Владимиром Путиным утверждены "Основы государственной политики в области химической и биологической безопасности РФ на период до 2010 года и дальнейшую перспективу". И сейчас самое время выработки оптимальных предложений по координации деятельности в этой области, время анализа создавшегося положения. Последнее особенно актуально в условиях проведения административной реформы, фундаментального изменения системы управления государством на федеральном уровне.

Мы недалеко ушли от той поры, когда работы в этой области проводились минздравом, минпромнауки, минсельхозом, минобороны, Российской академией наук, медицинской академией наук... С горечью приходится признавать, что на федеральном уровне координация их деятельности утрачена. Вот не самый яркий пример издержек ее отсутствия. Предложения минздрава по развитию исследований по профилактике особо опасных инфекций уже несколько лет не получают поддержки. А развертывание сети контроля за поступлением в Россию генетически модифицированных продуктов вовсе не получило государственной поддержки и держалось на текущем бюджете службы Госсанэпиднадзора. Лишь страх перед угрозой острого респираторного синдрома, который пережил весь мир и наша страна в том числе, заставил изыскать деньги для открытия лабораторий по диагностике полимеразной цепной реакции. Поистине: не было бы счастья, да несчастье помогло. И у нас есть сеть таких лабораторий. Это позволяет хотя бы на уровне столиц субъектов РФ наладить контроль за генетически модифицированными продуктами, ввозимыми в страну.

Да, продукты, прошедшие национальную и международную систему контроля, основанного на современных научных знаниях и допущенные для использования в пищу, безопасны. Но не забудем о том, что современный уровень развития технологий позволяет создавать такие конструкции, которые могут быть преднамеренно нацелены на нанесение ущерба здоровью. Вот почему мы вновь и вновь должны думать о продовольственной безопасности. И тут важно максимально уменьшить нашу зависимость от импорта продуктов. Вынужден признать: мы катастрофически утрачиваем эту позицию.

Кроме того, в последнее десятилетие ведущие научно-исследовательские учреждения в области биобезопасности финансируются даже не по остаточному принципу. А это неизбежно дорога к деградации и банкротству научных коллективов, это база для оттока кадров, обладающих уникальными знаниями.

Уместно вспомнить о собственном национальном опыте, который многие годы обеспечивал стабильность биологической безопасности государства. Если США только сейчас пришли к пониманию того, что министерство здравоохранения должно координировать всю работу в этой области и начинают создавать соответствующие структуры, то у нас минздрав координировал деятельность двух десятков министерств и ведомств по защите населения от воздействия особо опасных факторов биологической, радиационной и химической природы.

Действовала система оперативного выявления очагов поражения биологическими агентами, принимались меры по их локализации и ликвидации. В системе работали научно-исследовательские центры Академии медицинских наук, минздрава, научные институты противочумной системы, противочумные станции. Все они контролировали природные очаги чумы, отслеживали циркуляцию холеры и других особо опасных природно-очаговых недугов. А центры санэпиднадзора, их вирусологические, бактериологические и санитарно-химические лаборатории следят за качеством продуктов питания, циркуляцией среди людей, в окружающей среде таких болезней, недоброкачественных продуктов питания.

И если страны Европы, в частности Англия, сейчас приходят к осознанию необходимости создания подобного рода структур, то мы с легкостью необыкновенной, пытаемся отказаться от уникального, выстраданного опыта жизни на огромном Евроазиатском пространстве.

Обращаю на это особое внимание вот почему. В условиях нынешней административной реформы все упорнее дает о себе знать упрощенное понимание того, что подобный надзор можно осуществлять с помощью строгоуказующей бумаги неких государственных служащих, у которых много прав, административных функций и минимум возможностей для объективной оценки ситуации: без современных лабораторий такой надзор невозможен.

Не стану углубляться в специфику проблемы - она заслуживает обсуждения на профессиональном уровне. Скажу лишь о том, что ключевая роль в координации работ по обеспечению биологической безопасности перед лицом нынешних угроз и многократно расширяющихся как позитивных, так и негативных возможностей биотехнологий с учетом приоритета здоровья и безопасности человека должна быть отведена министерству, отвечающему за здравоохранение и его структурам. Нынешние же тенденции, когда эту работу пытаются взять на себя другие министерства, - тупиковый путь, не отвечающий интересам государства, национальному опыту и пониманию проблемы в таких странах, как США и Англия. Позволю предположить, что интересы этих ведомств имеют совершенно определенную природу. Все усугубляется тем, что вступившая в силу еще в 1975 году Конвенция по запрещению биологического оружия не имеет механизма контроля.

Как напоминание о том, что у нашей беспечности в области реализации концепции биологической безопасности, утвержденной президентом, жесткие временные ограничения - пришедшее из Китая сообщение о новых случаях острого респираторного синдрома с трагическими исходами. Между тем

Вспышка ящура на ферме опытного хозяйства ВНИИ сои в селе Садовое Тамбовского района Амурской области произошла из-за нарушений ветеринарных правил. Ответственность за гибель около тысячи королевских буренок понесет ветеринарная служба области. Прокуратура Амурской области возбудила уголовное дело, правда, виновников-ветеринаров пофамильно еще не назвала.

Специалисты Всероссийского НИИ защиты животных пришли к заключению, что вирус ящура на территорию Амурской области проник из Китая. (Животноводческое хозяйство Садовое находится в 14 километрах от границы с Поднебесной.)

Как заверил корреспондента "РГ" заместитель начальника агропромышленного департамента Амурской области Алексей Решетников, вирус в Садовом полностью локализован и к 12 мая все карантинные ограничения будут сняты. Также после праздников будет снята и блокада по поставкам области в другие регионы мясомолочной продукции. Общий ущерб, по словам директора опытного хозяйства Садовое Владимира Тильбы, составил около 30 миллионов рублей.

"Российская газета"

<< на главную
<< назад