<< на главную
<< назад

БИОЛОГИЯ ПОД КОНТРОЛЕМ?

Три года назад группа биологов из Австралийского национального университета в Канберре, работая над созданием контрацептивной вакцины для мышей, которая помогла бы уменьшить численность грызунов, неожиданно для себя получила патогенный микроорганизм, приводящий к гибели 60% инфицированных им животных. Патоген появился в результате трансформации вируса, вызывающего у мышей оспу. А недавно на конференции в Женеве американские исследователи сообщили о создании аналогичного вируса со 100%-ным летальным эффектом.

Положительная сторона подобных экспериментов заключается в том, что они позволяют предусмотреть возможные действия биотеррористов, а отрицательная - что как раз преступники и могут ими воспользоваться. (К счастью, изменения, делающие вирус оспы поистине смертоносным, приводят к утрате им контагиозности.) Таким образом, опасения вызывают не только опыты, прямо открывающие путь к созданию бактериологического оружия, но и (что гораздо хуже) невинные исследования. Возникает резонный вопрос: может быть, биология слишком непредсказуема, чтобы отдавать ее на откуп ученым?

Со времен Манхэттенского проекта ограничения, введенные службой национальной безопасности, стали неотъемлемой частью профессиональной деятельности любого физика. Биологическое же сообщество до сих пор само контролировало свои исследования. Так, в 1975 г., стремясь избежать нежелательных последствий применения технологии рекомбинантных ДНК, молекулярные генетики договорились, что соответствующие эксперименты должны согласовываться с Консультативными комитетами по рекомбинантным ДНК (Recombinant DNA Advisory Committees, RAC).

Возросшая в последнее время опасность биотерроризма требует адекватных превентивных действий. В октябре 2003 г. Национальный научно-исследовательский совет США (National Research Council, RNC) настоял на инспектировании разработок, которые могли бы использоваться для создания биологического оружия, и взятия их под контроль. Консультативным комитетам по рекомбинантным ДНК вменялось в обязанность провести оценку всех экспериментальных исследований, таящих потенциальный риск, таких, например, как ослабление вакцин, создание микроорганизмов, устойчивых к антибиотикам или обладающих повышенной вирулентностью, трансформация клеток и белков, повышающая вероятность их использования в качестве биологического оружия. Предполагается также создание консультативного совета в рамках министерства здравоохранения и социальных органов, который помогал бы RAC организовать взаимодействие между учеными и специалистами служб безопасности.

Предложения RNC нашли понимание у многих ученых и экспертов по обороне, увидевших в них возможность соблюдения равновесия между свободой научного творчества и требованиями безопасности. Впрочем, Джон Марбургер (John Marburger), помощник президента США по науке, заявил, что администрация еще не приняла окончательного решения по этому поводу и, возможно, выступит с предложением ввести более жесткие ограничения на исследовательские работы.

Однако возникает резонный вопрос: смогут ли все эти меры гарантировать безопасность? Ведь дальнейшие ограничения на доступ к информации и на свободный обмен ею небезопасны сами по себе, поскольку являются преградой на пути научного прогресса. Так, в докладе RNC указывается, что Белый дом однажды уже попытался наложить запрет на распространение информации, которую он назвал "заслуживающей рассмотрения, но окончательно не отнесенной к той или иной категории". Столь нечеткие понятия в сфере науки могут нанести вред национальной безопасности, сковывая творческую инициативу.

Конечно, биомедицинские исследования необходимо ограничить, но не в ущерб свободе научного творчества. Сами ученые во взаимодействии с правительством должны определять эти рамки.

"В МИРЕ НАУКИ" , N 4, 2004 ,от редакции

<< на главную
<< назад