<< на главную
<< назад

ГОСДУМА, РОССИЯ И МУТАНТЫ - ВТРОЕМ ВЕСЕЛЕЕ

1 июня 2004 года во всех средствах массовой информации было громко заявлено, что с этого знаменательного момента в России стало как в Европе. Как минимум в отношении пищевых продуктов, изготовленных с использованием генетически-модифицированных источников (ГМИ) - порог содержания трансгенов, о котором можно не сообщать потребителю, был уравнен с европейским - 0,9 процента (раньше он составлял 5 процентов). Если же ГМИ в продукте больше, об этом в обязательном порядке необходимо сообщать на упаковке.

Теперь же выясняется, что получилось все совершенно не по-европейски, а очень даже по-российски. Об обязательности маркировки говорили только документы Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, а соответствующих поправок в законы к 1 июня внесено не было. Таки образом, возникла, к сожалению, традиционная для нашей страны ситуация - когда что-то нужно непременно и обязательно делать, но если не хочется - то можно и не делать, не опасаясь за это наказания.

Производителям совершенно не обязательно утруждать себя мыслями о содержании ГМИ в конечном продукте, ведь Госдума снова позаботилась об их спокойствии на неопределенный срок. 12 ноября депутаты отклонили в первом чтении законопроект, который вводил обязательную маркировку ГМИ-продуктов - независимо от количества использованных генетически-модифицированных компонентов.

Поспешишь - людей насмешишь

Причина оказалась весьма прозаической и опять же очень российской. В прошлом году авторы законопроекта - Владимир Плотников, Василий Черемушкин и Олегом Шеин - из-за спешки во время думской предвыборной гонки подготовили поправки не в тот закон, в который было нужно. Изменения планировалось внести в Федеральный закон 1996 года "О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности" (с изменениями, внесенными в 2000 году), который ни коим образом не регулирует вопросы защиты потребителей и оборота пищевых продуктов, содержащих ГМИ. Вполне понятно, почему Дума даже не стала рассматривать этот вопрос.

"Причина, по которой мы проголосовали против законопроекта об обязательной маркировке пищевых продуктов, изготовленных с использованием генетически модифицированных организмов, – формальная, – прокомментировал для RBC ситуацию депутат Госдумы Сергей Колесников. – Закон о генно-инженерной деятельности регулирует совершенно другие вопросы, и в нем изначально не предусматривались меры по регулированию оборота продуктов питания, содержащих ГМ-компоненты. Иными словами, депутаты Плотников, Черемушкин и Шеин просто поторопились и внесли свои поправки не к тому закону. Кроме того, эти поправки, даже в случае их принятия, все равно не стали бы работать, ведь в этом случае во всех продуктах нужно было бы искать любые, даже мельчайшие следы ГМО, а сделать это очень сложно – и технологически, и с финансовой точки зрения".

С доводами Колесникова согласилась и Наталья Олефиренко, координатор генетической программы "Гринпис России". "Интересно, что в 1999 году обязательная маркировка уже была принята Госдумой, но эта норма действовала всего три месяца и была заменена на необязательную маркировку – именно по причине невыполнимости данного требования. На государственном уровне реализовать предложение депутатов сегодня практически нереально, поскольку лабораторий, которые могли бы проводить анализ продуктов на присутствие трансгенных компонентов даже на качественном уровне (не говоря о количественном анализе), в России недостаточно", - заявила она.

Почему нужно торопиться

О распространенности ГМИ-продуктов и необходимости решать проблему маркировки и контроля говорилось, в частности, на проходившей в начале ноября в Москве I Международной конференции "Молекулярная медицина и биобезопасность". Главный государственный санитарный врач Геннадий Онищенко, выступая на открытии конференции, назвал ситуацию с ГМИ-продуктами в России удручающей.

Дело в том, что производство ГМИ-продуктов в мире растет, а российская продовольственная корзина в значительной степени зависит от импорта. Настолько значительной, что дальнейшее игнорирование ситуации может не в лучшую сторону повлиять на биологическую безопасность страны.

В России существует не более десятка лабораторий, способных определять наличие ГМИ в продуктах питания и проводить оценку их безопасности, что обусловлено, в том числе и отсутствием законодательной базы. Неудивительно, что на столах потребителей оказываются проскользнувшие за санитарно-гигиенические барьеры продукты-мутанты. На сайте "Гринпис России" приводятся данные о том, что до 30 процентов проанализированных по всей России пищевых продуктов содержат в себе трансгены. Судебная тяжба российского отделения компании Nestle, утверждавшей, что не использует ГМИ в производстве детского питания, и Общенациональной ассоциации генетической безопасности, утверждавшей обратное, закончилось признанием правоты ОАГБ.

Опасность несут в себе не столько сами трансгены, сколько бесконтрольное их поступление и использование в России, впрочем, как и в любой другой стране мира. Та же ОАГБ, например, считает, что в Россию в связи с этим, может придти новый вид терроризма - генетический. Генетически-модифицированные продукты дешевле, поэтому они так успешно конкурируют на рынке с генетически-неизмененными аналогами. Это реалии, которые нельзя не учитывать. Но у потребителя должно быть право информированного выбора - какие продукты употреблять.

Опрос, проведенный на сайте Medmedia.ru, показал, что только 12,9 процента опрошенных не видят опасности от употребления ГМИ-продуктов, а 62,9 процента опрошенных ни в коем случае не стали бы употреблять их в пищу. 6,3 процента приобретали бы их для себя, но не давали бы своим детям. И лишь 15 процентов никогда не смотрят на упаковку продуктов и не ищут там информацию о количестве трансгенов.

Эти данные подтверждают, что проблемы оборота ГМИ-продуктов нуждаются в скорейшем урегулировании на всех уровнях, с участием всех заинтересованных сторон и с обязательным законодательным подкреплением.

Когда свистнет генетически-модифицированный рак

Авторы законопроекта обещали в ближайшее же время исправить досадное недоразумение и подготовить поправки сразу в три закона - "О качестве и безопасности продуктов питания и продовольственного сырья", "О защите прав потребителей" и "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения". Для этого думским комитетом по экономической политике и экологии создана специальная рабочая группа.

Депутаты обещают, что уже в 2005 году начнется совершенно другая жизнь, разрастется сеть лабораторий для количественного определения содержания ГМИ в продуктах питания, вся продукция будет в обязательном порядке будет проверена и промаркирована, производители будут заинтересованы в использовании только чистого сырья, и будет всем счастье.

А до того момента решение всех вопросов, связанных с ГМИ-продуктами лежит исключительно на совести тех, кто эти самые продукты производит и продает. Остается надеяться, что совесть у них, а также у наших законодателей проснется раньше, чем в мире разразится очередной потоп.

Медицинское информационное агентство, Mednovosti.ru, 17.11.04

<< на главную
<< назад