<< на главную
<< назад

СЛЕДУЮЩИЙ ТЕРАКТ МОЖЕТ БЫТЬ БИОЛОГИЧЕСКИМ

Медики должны расследовать каждое появление необычных болезней – считает главный государственный санитарный врач Геннадий Онищенко

Ада Горбачева

Взрывы самолетов, взрыв у метро "Рижская", захват школы в Беслане – ощущение, что угроза исходит отовсюду: из воды, пищи, воздуха. О том, насколько реален такой страх, наша беседа с руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Главным государственным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко.

– Геннадий Григорьевич, в последние месяцы страна пережила потрясение, связанное с рядом следовавших один за другим террористических актов, к которым мы оказались не готовы. Вызывает тревогу состояние нашей биологической безопасности.

– Проблема биологической безопасности государства шире, чем защита от биотерроризма. Есть два вектора, которые сегодня имеют стратегическое значение. Первый вектор – бурное развитие биотехнологий как научного направления. Здесь достигнуты серьезнейшие успехи: геном человека, использование трансгенов, создание лекарств на базе биоинженерных достижений, иммунобиологических препаратов. Для национальной безопасности жизненно важно не отставать в развитии этих направлений от мирового уровня.

Второй вектор – проблема охраны особо опасных производств, соблюдения технологии, техники безопасности на них, наличие профессиональных кадров. Серьезную угрозу представляет зависимость от импорта продуктов питания, лекарств.

Можно выделить несколько аспектов биологической угрозы. Это, во-первых, естественные природные резервуары патогенных микроорганизмов. Особенностью современного периода является неконтролируемое высвобождение или распространение генетически модифицированных живых организмов, механизмы влияния которых на экосистемы недостаточно изучены. Во-вторых, это массовые вспышки инфекционных заболеваний естественного происхождения. В-третьих, аварии и диверсии на объектах химических производств, в лабораториях, где проводятся работы с патогенными микроорганизмами.

– Что представляет наибольшую угрозу для мирного населения?

– Прежде всего запредельное загрязнение воздуха в крупных промышленных регионах опасными токсическими веществами, формирующими специфику заболевания населения, загрязнение почвы, питьевой воды, недоброкачественные продукты питание. Прошедшая недавно дискуссия о влиянии парникового эффекта выглядит на этом фоне несколько умозрительной, уводящей от реальных проблем. Это, впрочем, требует отдельного обстоятельного разговора. Среди инфекций представляют опасность в первую очередь те, названия которых не пугают: ежегодные эпидемии гриппа, гепатиты, кишечные инфекции, о которых в приличном обществе не принято говорить. краснуха, угрожающее нарастание количества ВИЧ-инфицированных в стране, помноженное на беспечность всех слоев общества. Потенциальную опасность представляют возбудители натуральной оспы, сибирской язвы, чумы, туляремии, вирусных геморрагических лихорадок, организмы, сконструированные с помощью простых генетических манипуляций. Участились сообщения о появлении в том или ином районе мира вируса птичьего гриппа, поражающего людей и претендующего на роль современной "испанки".

– Этому можно как-то противостоять?

– Практическое здравоохранения и прежде всего наша служба должны адекватно реагировать на эти угрозы. Мы сегодня остро нуждаемся в современных, принципиально новых методиках быстрого обнаружения возбудителей заболеваний, идентификации генетически модифицированных конструкций, прежде всего продуктов питания, специфические средства для профилактики и лечения вызываемых ими заболеваний. Здесь нужны нетрадиционные решения со стороны науки, государства. В этом я вижу одно из приложений социально ориентированного бизнеса. Идя, видимо, в направлении приватизации, государство не должно забывать о том, что есть предприятия, учреждения, которые по определению должны всегда находиться под его непосредственным контролем. Применение новых технологических возможностей для создания биологического оружия диктует необходимость создания специальных контрмер, которые могут быть разработаны с помощью методов молекулярной медицины. В конце октября по инициативе Московской медицинской академии пройдет международная конференция "Молекулярная медицина и биобезопасность" – молекулярная медицина сегодня играет важнейшую роль не только в разработке методов профилактики, диагностики и лечения заболеваний на молекулярном и клеточном уровне, но и в повышении уровня биологической безопасности населения и окружающей среды.

Первыми с биологическими инцидентами сталкиваются врачи. Задача врача – разобраться, инфекционное или не инфекционное заболевание у пациента, почему оно появилось – например, у городского жителя сибирская язва. Центры Госсанэпиднадзора должны быть готовы к элементарному лабораторному исследованию и расследованию, почему появилось данное заболевание, например, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом в регионе, где она никогда не наблюдалась. Второй уровень – областной и противочумная система. И третий уровень – научные институты, которые будут проводить самые точные исследования.

– Насколько Россия готова противодействовать биотерроризму?

– Дважды у нас были обусловленные самой жизнью своеобразные тренировки на реальный террористический акт. Первый раз – когда осенью 2001 года отслеживали более 600 конвертов, подозрительных на наличие возбудителей сибирской язвы. За ними ездили на почтамт работники городской санэпидстанции в противочумных костюмах. И один конверт с сибиреязвенными микробами, адресованный в консульство США в Екатеринбурге, нашли-таки. Второй раз – с атипичной пневмонией, когда выясняли, что это – случайное или умышленное заражение, определяли, как лечить, какой карантин, какие меры безопасности.

В настоящее время ни одна страна, включая и нашу, не может быть признана адекватно готовой к этой угрозе. Необходимо принимать неотложные меры. Существующие системы государственного эпидемиологического надзора и борьбы с инфекционными болезнями должны быть способны выявить, локализовать и ликвидировать вспышку инфекционного заболевания независимо от того, является она следствием естественного проявления природного патогена или результатом его преднамеренного использования.

Возросла потенциальная опасность доступа экстремистских сил к лабораториям, работающим с возбудителями особо опасных инфекций, или коллекциям микроорганизмов, депонируемых для государственных нужд. Прекращение оспопрививания привело к утрате 60% населения иммунитета к этой инфекции, что может создать крайне опасную ситуацию в случае использования возбудителя оспы с террористической целью. Сейчас стоит вопрос о возобновлении вакцинации. Но для этого нужно разработать современную безопасную вакцину, создать запасы этой вакцины. Активизация на территории России и ряда сопредельных стран природных очагов таких особо опасных инфекций, как чума, геморрагические лихорадки, может привести к заболеваниям среди населения, которые не всегда удается быстро отличить от случаев, вызванных терактами.

В 2001 году в США была реально применена рецептура особо опасной инфекции – сибирской язвы, которая породила у человечества ужас реальной угрозы биологического терроризма. Американцы вкладывают огромные средства в системы защиты, в научные исследования в этом направлении. В нашей стране после длительного периода беспечности государство наконец внятно обозначило свою позицию – в декабре 2003 года на Совете безопасности была рассмотрена концепция биологической и химической безопасности (денег, правда, дополнительно не дали ни копейки). Сейчас создается правительственная комиссия по биологической и химической безопасности во главе с министром здравоохранения и социального развития. В состав этой комиссии должны войти все силовые министерства и ведомства, министерства науки и образования, сельского хозяйства на уровне не ниже замминистра. Сегодня России нужна программа биологической безопасности, чтобы безнадежно не отстать от мирового уровня.

Независимая газета от 15.10.2004

<< на главную
<< назад