<< на главную
<< назад

Бактерии в камуфляже и касках

"Идеальное оружие, которое при прочих достоинствах, не уничтожает материальных ценностей" Т. Розбери о биологическом оружии

С древних времен применялся не очень честный и благородный, зато очень эффективный способ захвата осажденных городов: за крепостные стены при помощи катапульт или требюше забрасывались трупы животных, погибших от чумы или сибирской язвы, а иногда и части тел умерших от болезней людей.

Способ действовал безотказно, в городе вспыхивала эпидемия, и жителям ничего другого не оставалось, как сдаться на милость победителей и покинуть город. Воины не боялись встретить врага в бою, смерть в битве в те времена считалась высочайшей честью. Но вот невидимый враг повергал даже самых отважных в первобытный ужас, что уж говорить об обывателях.

Люди заболевали и умирали сотнями, а остальных охватывала деморализующая паника. На этом принципе построено любое оружие массового поражения (ОМП) - уничтожение большого количества солдат и гражданского населения противника и психологическое подавление выживших. Биологическое оружие (БО, bilogical weapon), как один из видов ОМП, выполняет эту задачу очень эффектно и эффективно.

Оружие без определения

До сих пор не существует принятого во всем мире определения биологического оружия. Отечественные военно-медицинские учебники называют биологическим оружием специальные боеприпасы и боевые приборы со средствами доставки, снаряженные бактериальными (биологическими) средствами.

Одно время был широко распространен термин бактериологическое оружие, однако от него отказались как от некорректного. Ведь в качестве средства биологического нападения могут использоваться:

Для распространения биологического оружия могут применяться:

Практически беспроигрышный вариант - использование искуственно зараженных бактериями и вирусами блох, комаров, мух, вшей, клещей, причем такие переносчики в течение очень длительного времени - фактически всю свою жизнь - могут сохранять способность к передаче возбудителя человеку. А продолжительность жизни членистоногих может колебаться от нескольких дней и недель (комары, мухи и вши) до нескольких лет (блохи, клещи).

Понятно, что применение такого способа заражения возможно только в теплое время года, поскольку в других условиях насекомые и клещи просто не выживут.

Для заражения воды в реках, озерах и водопроводах могут использоваться средневековые, но не менее эффективные способы - зараженные грызуны или их трупы, а также трупы людей, погибших от той или иной инфекции.

Послужной список

Специфика человечества такова, что любые достижения науки немедленно превращаются в оружие. Причем это оружие как минимум один раз используется по самому что ни на есть прямому назначению - в войне.

Химическое оружие - хлор и иприт - использовалось германской армией в Первой мировой войне, ядерное оружие применили американцы в самом конце Второй мировой. Доказанный факт умышленного применения биологического оружия тоже только один - в одной из библиотек Японии найден документ, подтверждающий применение японцами бактериологического оружия в годы Второй Мировой войны.

В документе достаточно подробно описывается технология изготовления и применения бактериологического оружия, в результате применения которого сотни китайцев умерли от бубонной чумы. Использовала это оружие в Китае специальная японская воинская часть №731.

Успехи современной науки в области генной инженерии могут привести к созданию уникальных боевых штаммов бактерий и вирусов - устойчивых к наиболее распространенным антибиотикам, обладающих целым набором поражающих качеств, которых нет у их природных аналогов.

Невидимые, универсальные, но непослушные солдаты

Почему же это бесспорно эффективное оружие практически не применялось? Конечно, один из сдерживающих факторов - там называемое "общественное мнение". Государства мира еще в 1925 году подписали в Женеве "Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств" ("Женевский Протокол").

Кроме того, действует "Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении" подписанная в Москве, Вашингтоне и Лондоне 10 апреля 1972 года.

С другой стороны, всегда существовали правители и режимы, которым было, мягко говоря, плевать на международное мнение. Была бы возможность - они бы без особых колебаний применили биологическое оружие. И вот тут и выясняется одна особенность БО, которая значительно затрудняет его изготовление и использование.

Возбудители заболеваний не поддаются никакой дрессировке. Их нельзя заставить различать - где свои, а где чужие. Вырвавшись на свободу они будут уничтожать все живое на своем пути без разбора. Мало того, они могут начать мутировать, причем эти изменения иногда просто невозможно предсказать.

Даже заранее заготовленное противоядие может оказаться неэффективным против мутировавшего до неузнаваемости монстра. Особенно отличаются такими способностями вирусы - достаточно вспомнить до сих пор не найденные вакцины от СПИДа, проблемы с предотвращением и лечением банального гриппа.

Что может натворить сбежавший из бутылки джинн

О том, что биологическое оружие реально опасно и достаточно эффективно, в современной истории свидетельствует только один факт. Для России он имеет особое значение, поскольку инцидент произошел в Свердловске (ныне - Екатеринбурге), в теперь уже далеком 1979 году.

Военный городок Свердловск-19. Секретный микробиологичский центр Министерства обороны СССР. В ночь на второе апреля происходит утечка смертоносного бактериального аэрозоля - боевого штамма бацилл сибирской язвы. Облако быстро накрыло практически всю южную часть столицы Урала.

Оставим историкам и политикам разбираться в причинах и немедицинских последствиях случившегося, рассмотрим только интересующие нас медицинские факты, которые, как известно, отличаются завидным упрямством.

Итак, первые заболевшие и умершие появились 4 апреля - всего через два дня после катастрофы. Начиная с 5-го апреля в течение трех недель ежедневно умирало не менее 5 человек. Последняя смерть была зарегистрирована только 12 июня 1979 года - более чем через два месяца после начала вспышки.

Всего, по информации BBC, было зарегистрировано 79 случаев заболевания, из них 68 случаев закончились летальным исходом, таким образом, смертность составила 86 процентов.

Начало болезни было обычным: температура, сухой кашель, озноб, головокружение, головная боль, тошнота, слабость, боли в груди, плохой аппетит, затем - рвота с кровью, и дальнейшее течение болезни приобретало молниеносный характер. Смерть от массивных кровоизлияний в головной мозг и внутренние органы могла настигнуть человека где угодно: дома, на улице, в магазине, даже в очереди к врачу.

Официальной огласки случай не получил, однако диагноз "кожная форма сибирской язвы" все-таки разрешили, скрыть характерную симптоматику было невозможно. Официальной версией вспышки в Свердловске стало употребление мяса зараженных животных. Для кожной формы сибирской язвы - вполне логично, но вообще-то все развитие событий указывало на другую, более опасную форму сибирки - легочную, которая не может развиться энтеральным путем, при поедании мяса. Необходимо вдохнуть возбудителя извне.

Позже выяснились еще более интересные факты: сибирская язва вела себя очень странно, избирательно поражая мужчин зрелого возраста. В меньшей степени пострадали женщины и оказались совершенно нетронутыми самые очевидные группы риска - дети и старики. С точки зрения природной "сибирки" такие предпочтения выглядят нелепо, а вот с точки зрения боевого штамма, измененного именно в целях поражения военнослужащих - все выглядит более чем логично.

Так что не исключено, что в Свердловске сбежал на свободу какой-то неизвестный джинн, а сибирская язва была только одним из его компонентов.

Бактерия аль-каедской национальности

Таким образом, Свердловская катастрофа показала, что очень быстро атакующий и сам может превратиться в жертву. И чем сильнее и эффективнее возбудитель, тем меньше шансов спастись даже в самых глубоких бункерах. Не исключено, что именно это, а также возможность ответного удара до последнего времени остужало некоторые уж слишком горячие головы.

Но так было только до 2001 года. До тех пор, пока на весь мир не заявила о себе международная террористическая организация "Аль-Каеда", не имеющая собственной территории и населения, а, значит, не боящаяся ответного удара. К тому же, в ее составе - огромное количество смертников, готовых погибнуть, но унести с собой как можно больше жизней "противника".

Организация практически не ограничена в финансах, поэтому найти немалые средства на организацию производства любых видов оружия массового уничтожения - для нее не проблема.

Мир оказался перед лицом новой опасности - опасности терроризма вообще и биотерроризма в частности. Первой атаке подверглись США, нашумевшая история с белым порошком в конвертах и пакетах наделала в Америке много шума и заставила американское правительство срочно искать пути создания биологического щита, который мог бы закрыть всю страну.

Террористы просчитались только в одном: для атаки использовался возбудитель сибирской язвы, наиболее доступное из бактериальных средств. Самый действенный способ распространения бациллы - распыление в воздухе, с тем, чтобы потенциальные жертвы ее вдыхали и заболевали самой тяжелой - легочной - формой сибирской язвы.

Того порошка, что был в конвертах, не хватило даже для заражения нескольких людей. А для поражения средней величины города количество сибиреязвенной бациллы должно исчисляться сотнями киллограмм(!). Наладить такое массовое производство оказалось не под силу даже такой организации, как "Аль-Каеда".

Остальные возбудители - вирусы, возбудитель чумы и прочие - требуют дорогостоящего оборудования для выращивания, высококлассных специалистов для работы, беспрецедентных мер защиты персонала и глубоко эшелонированную оборону лабораторий и заводов. Кроме того, нужны средства доставки оружия к цели: специально оборудованные самолеты, ракеты или бомбы с биологической начинкой. К счастью для всего человечества, таких возможностей у террористов нет.

Пока нет. Но это лишь вопрос времени.

Антраксофобия как зеркало американской действительности

Поэтому весь мир готовится отражать возможные атаки биотеррористов. Быстрее (и громче) всех к этому готовится не на шутку перепуганная белым порошком Америка. То, что происходит в США, можно охарактеризовать как "антраксофобия" (от латинского и английского названия сибирской язвы - anthrax).

Срочно создается общенациональная система раннего оповещения о биологической атаке на базе сети метеорологических радаров. Не важно, что большинство экспертов считает ее неэффективной, предсказывая огромное количество ложных срабатываний. Главное - сделано и объявлено всему миру.

В таком же пожарном порядке создаются тест-системы для раннего обнаружения сибирской язвы, разрабатываются и закупаются новые профилактические вакцины, для чего государство готово использовать даже кровь своих собственных солдат, спешно пополняются федеральные резервы антибиотиков, создаются "суперэффективные" лечебные иммунопрепараты.

Неудивительно, что в этой спешке возникают неприятные казусы, когда лаборатории вместо заказанной убитой культуры сибиреязвенной бациллы присылают очень даже живой и заразный штамм.

Даже домашние и не совсем домашние животные мобилизованы на защиту американцев от злобных биологических террористов, а местные кулибины изобретают антитеррористические почтовые ящики.

В России все спокойно... Как в Багдаде?

На фоне этой всеобщей биотеррористической истерии спокойствие Росии выглядит обескураживающим. Хотя иногда мелькают сообщения о проводимых учениях, например, в Екатеринбурге. Неудивительно, что подобные мероприятия проводятся именно в столице Урала, вот только в большей степени опасаться екатеринбуржцам приходится своих же военных биологов, как мы уже видели на примере 1979 года.

Но ведь России есть, чего опасаться - в некоторых регионах, например, живет чума. Потому что так определено природой. А во многих областях постоянно прописана сибирская язва. Потому что так определено человеком, устроившим там скотомогильники. Неудивительно, что периодически эта самая язва вылезает на поверхность и дает о себе знать, как это было в Оренбурге.

Видятся два варианта такого поведения России. Первый - обычная отечественная безалаберность, которая не проходит даже после нескольких клевков жареного самца курицы, более известного как петух.

Второй - давно разработанная и отлаженная система обнаружения применения биологического оружия, а также готовность к проведению всех мероприятий по локализации и ликвидации вспышки любого заболевания. То есть решение проблем по мере их поступления, без лишней шумихи в прессе и ажиотажа в общемировом масштабе.

Остается только надеяться, что именно по второму варианту и развиваются события в России. А о том, что может произойти в противном случае, лучше даже не думать.

МедНовости.ру, 06.09.2004

<< на главную
<< назад