<< на главную
<< назад

Бумажный тигр биотерроризма.
Часть 1. Не кричи "волки"!

На первый взгляд, биотерроризм – серьезная проблема. О нем пишут и в серьезных изданиях, и в средствах массовой дезинформации, для борьбы с ним создают правительственные комитеты и выделяют миллиарды, государственные и частные компании разрабатывают способы обнаружения источников биологической опасности... Но если проанализировать всю эту информацию, можно прийти к выводу: биотерроризм – явление виртуальное. Его не было, нет и, скорее всего, не будет.

Что это такое

Путаница в вопросе о биотерроризме неизбежна, хотя бы потому, что каждый смотрит на него со своей колокольни. Военные и специалисты по гражданской обороне обсуждают проблему с точки зрения ликвидации последствий применения оружия массового поражения, в том числе – биологического оружия. Медики – с позиций профилактики и лечения эпидемий. Для спецслужб нет принципиальной разницы между поясом шахида, баллоном с зарином и колбой с культурой холерного вибриона. Микробиологов, био- и нанотехнологов интересуют прежде всего методы обнаружения опасных микроорганизмов, вирусов и токсинов биологического происхождения. Кроме того, военные и биологи (особенно биологи в погонах) по-прежнему размышляют о методах получения более эффективного биологического оружия. Журналисты слишком часто не имеют даже минимума элементарных знаний по проблемам, о которых пишут, а их главная цель (опять же слишком часто) – пощекотать внимание читателей. К сожалению, я не сохранил вырезку из провинциальной газеты десятилетней давности, в которой совершенно серьезно излагалась новость о том, что злодеи-хакеры скрестили "эболу" с компьютерным вирусом и теперь любой юзер находится в смертельной опасности. Интересно, что в результате думает о биотерроризме среднестатистический потенциальный объект террористической атаки? И что на самом деле стоит за криками "волки!"?

"Террор (терроризм) (лат. terror – страх, ужас), насильственные действия (преследования, разрушения, захват заложников, убийства и др.) с целью устрашения, подавления политических противников, конкурентов, навязывания определенной линии поведения. Различают индивидуальный и групповой террор (напр., действия экстремистских политических группировок) и государственный террор (репрессии диктаторских и тоталитарных режимов) … В литературе принято различать террор – насилие сильных над слабыми (государства над оппозицией) и терроризм – применение насилия и устрашения слабыми (оппозицией) по отношению к сильному (государству)" (БЭС, 1999). Длинно, но достаточно понятно.

Биологическое оружие – понятие более расплывчатое, настолько, что в нем плавают даже специалисты по гражданской обороне:

"В качестве бактериальных (биологических) средств могут быть использованы: для поражения людей … для поражения животных … … … для уничтожения растений: возбудители ржавчины хлебных злаков, фитофтороза, позднего увядания кукурузы и других культур; насекомые – вредители сельскохозяйственных растений; фитотоксиканты, дефолианты, гербициды и другие химические вещества" [1].

В одном абзаце смешаны насекомые, бактерии, грибки, вирусы, токсины биологического происхождения и абсолютно не-биологические химические вещества!

"Биологическое оружие – бактерии, вирусы, риккетсии, грибы и токсические продукты их жизнедеятельности, используемые с помощью живых зараженных переносчиков заболеваний (насекомых, грызунов и др.) или в виде суспензий и порошков в боеприпасах, приборах с целью вызвать массовое заболевание людей, животных и растений. Запрещено Женевским протоколом 1925 и Конвенцией ООН 1972" (БЭС, 1999). Тоже длинновато и нуждается в комментарии.

Ботулотоксин, рицин, кураре и другие "токсические продукты жизнедеятельности" к биологическому оружию относятся формально: с практической точки зрения они ничем не отличаются от зарина, зомана, "эйджент оранджа" и других средств массового поражения, которые к биологическому оружию вообще не относятся. Строго говоря, оружие – это средство доставки поражающего фактора (пули, вируса и т.д.) к цели. Чумные крысы, крысиные блохи, комары – это составная часть некоторых сложных систем биологического оружия и приблизительно соответствуют патронам в пистолете. Но эти тонкости можно не учитывать и считать, что биотерроризм – это проведение террористических актов с применением опасных для человека микроорганизмов и вирусов.

Животных и растения тоже можно заразить умышленно. И сельскохозяйственных вредителей можно использовать в качестве биологического оружия. Но сколько стоит вагон колорадских жуков и какой эффект даст их применение? А какой – заражение коров и свиней? "По данным Исследовательской Службы Конгресса США, если террористы смогут вызвать эпизоотию, это может стоить экономике США от $10 до $30 млрд. С учетом неизбежного падения объемов экспорта сельскохозяйственной продукции потери могут возрасти до $140 млрд. … Эпидемия ящура, свирепствовавшая в Великобритании, хотя и напрямую не угрожала людям, но обрушила британский туризм – его убытки оцениваются в $5 млрд. Общие потери Великобритании оцениваются в $24 млрд." [2].

Но чего стоят эти миллиарды по сравнению со взрывом в людном месте одной-единственной обычной гранаты? Биологических диверсий против сельскохозяйственных животных и растений теоретически можно ожидать от государственных спецслужб и кадровых военных. Террористы, скорее всего, предпочтут убивать людей, а не вредить посевам и заражать скот. А ценность расчетов потенциального ущерба описана в классическом труде немецких ученых [3].

И тем более не будем принимать всерьез употребление термина "биотерроризм" по отношению к генетически модифицированным организмам, а также научно-фантастические рассказки о штаммах микробов и вирусов с сексо-избирательным (действующим преимущественно на мужчин призывного возраста) действием и о разработке этнического биооружия, смертельного для арабов или афроафриканцев и безопасного для евреев или WAP. Что у генералов хватит ума финансировать такие работы – верю. А свое мнение о таких разработчиках и их разработках могу высказать только устно.

Биологическим терроризмом не являются:

Тем не менее даже специалисты путают все это с биотерроризмом по двум причинам:

Что было

В меру подробно и весьма компетентно история вопроса изложена в работах [2, 4, 5]. Результаты серьезного анализа проблемы обнадеживают:

"Участниками Проекта по нераспространению химического и биологического оружия … составлена база данных … с 1900 по 2001 г. … 22 подозрительных случая были исключены из анализа из-за отсутствия важных элементов информации … Многие [из тридцати трех оставшихся] были простыми мистификациями" [4].

"За 40 лет, с 1960 по 1999 г., зарегистрировано всего 66 преступлений и 55 террористических актов, в которых использовались биологические агенты. Однако ни одна попытка их применения с целью массового поражения не оказалась успешной. Всего 8 преступлений, связанных с использованием биологического оружия, привели к жертвам среди гражданского населения (29 летальных исходов и 31 пострадавший)" [5].

Разница в подсчетах (33 случая в одном обзоре и 121 в другом, в котором не сосчитан разосланный через два года спам с сибирской язвой) объясняется и разной степенью отбора достоверных фактов от сомнительных и анекдотических, и все той же терминологической путаницей. И даже из этих тщательно отобранных списков можно удалить почти все пункты.

Зачеркнем две попытки болгарского КГБ устранить своих перебежчиков с помощью укола зонтиком, смазанным рицином, электронные и бумажные письма с пустыми угрозами, угощение тещи бледными поганками, отравленных гербицидом соседских коров, белых колонизаторов, которых партизаны заманили в кусты с ядовитыми колючками, электронные письма с голословными угрозами, ноты протеста по поводу заражения социалистических полей проклятым империалистическим долгоносиком и другие случаи мнимого биотерроризма, вошедшие в эти списки. Останется четверть.

А если вычеркнуть из того, что осталось, случаи с пометками "как утверждалось, безуспешно пытались", "обвинения не подтвердились" и т.п., окажется, что биотерроризма-то и не было!

Так что же было?

Вначале было военное применение прототипов биологического оружия. При желании свидетельства об этом можно найти в описании казней Египетских – и даже о применении супермикробов, поражающих только первенцев! В менее мифические времена трупы умерших от чумы забрасывали за стены осажденных крепостей, индейцам дарили одеяла, зараженные оспой… Но все это было давно и эпизодически.

Была и, скорее всего, ведется и сейчас разработка современных видов биологического оружия. Когда именно начались эти работы, неизвестно – скорее всего, вскоре после опытов Пастера по заражению кроликов бациллой куриной холеры. В Первую мировую войну немецких агентов подозревали в заражении лошадей, мулов и колодцев, поставках в США через третьи страны лейкопластыря со спорами столбняка и других биологических диверсиях. Возможно, часть этих слухов основана на реальных попытках применения биологического оружия, но и в этом случае их результат – величина мнимая. Хлор и иприт оказались намного эффективнее. В начале Второй мировой войны во многих странах велись работы по созданию биологического оружия, а к концу ХХ века его разрабатывали и хранили в десятках стран. Достоверных данных о том, где именно оно было и где есть сейчас, получить невозможно: в Ираке ни биологического, ни химического оружия так и не нашли, как ни старались.

Трактора с вертикальным взлетом строили не только в Советском Союзе: если отходами мирного, хотя и опасного, производства вакцин можно начинить бомбу – неужели генералы устоят перед таким искушением? Если такие бомбы можно надежно спрятать на черный день – зачем уничтожать ценную вещь? Наверняка где-то биологическое оружие до сих пор разрабатывают и хранят. Но те, кто знает правду, никогда ее не разгласят. А те, кто гласят... Вот две цитаты об одном и том же таинственном острове в Аральском море:

"В ответ на интенсивную разработку биологического оружия в США, Англии и других странах в СССР, начиная с 40-х годов прошлого века, были развернуты исследования, направленные на создание системы противобактериологической защиты… разработали ряд вакцинных, диагностических и лечебных средств против особо опасных инфекций, эффективность которых изучалась при поражении модельных объектов микробными рецептурами в реальных условиях, т.е. в камерах и на полигоне, расположенном на острове Возрождения в Аральском море" [6].

"… частей так называемых химических войск … так называемый лабораторный корпус … в других бараках в основном жили женщины… судя по условиям их содержания, это, скорее всего, были заключенные… буровики из любопытства вскрыли одно тайное подземное захоронение…" [7].

И они оба врут, и ты, матушка, права… Но и ложь – это информация к размышлению. Разведки и контрразведки основную часть данных получают из открытых источников – и неплохо получается. Правда, отделять зерна от плевел трудно. Что делать с разоблачительными статьями доктора химических наук, который явно много слышал о биологическом оружии, возможно, сам участвовал в его разработке, но пишет об АЛИБЕКЕ Алибекове? То же, что делают вражьи шпионы и наши храбрые разведчики: без гнева и пристрастия читать и его статьи, и КАНАТЖАНА Алибекова (который усердно разоблачает бывшую империю зла, но молчит о достижениях своих нынешних американских коллег), и других специалистов, и даже явный бред из Средств Массового Идиотизма, сравнивать и думать.

Было военное применение микроорганизмов, но тоже почти исключительно на бумаге. Единственный достоверный случай – полевые испытания, которые проводили японцы в Китае во время Второй мировой войны. Применение Красной армией под Сталинградом зараженных туляремией крыс, контейнеры с колорадскими жуками, сброшенные Люфтваффе на мирный британский остров и многие другие истории звучат еще более сомнительно, чем страсти об острове Возрождения. Если биологическое оружие и применялось где-то еще, кроме Китая, то оказалось неэффективным.

Были случаи применения биологического оружия при совершении бытовых преступлений – от покушения на убийство богатого дядюшки с помощью шприца с холерой до угощения коллег пирожными с дизентерийной начинкой. Все это тоже не является террористическими актами, хотя меня, как мирного обывателя, не интересуют терминологические тонкости. Пришлет мне письмо с белым порошком уволенный секретный научный сотрудник [8], взорвется система вентиляции в НИИСекретМикробе, как в Свердловске в 1979 году [9] или я окажусь одним из группы граждан, пострадавших в результате нарушения ст. 121 или 122 УК РФ – намеренное заражение другого лица (лиц) [10] – мне не важно, что это не биотерроризм, а диверсия, авария или преступление.

Говоря о настоящем и будущем биотерроризма, придется рассматривать любые варианты намеренного применения биологического оружия и несчастных случаев при работе с опасными микробами и вирусами. Но и при этом биотерроризм можно увидеть только в очень сильный микроскоп.

О том, что есть, что будет и что делать, читайте в следующей статье.

Источники:

  1. http://himvoiska.narod.ru
  2. http://www.washprofile.org/arch0104/02.04%20-%20agroterror.html
  3. http://www.skazka.com.ru/article/grimm/0000062grimm.html
  4. http://www.cbsafety.ru/rus/saf_6_0.pdf
  5. http://www.antibiotic.ru/cmac/2001_3_4/290_text.htm
  6. http://medi.ru/doc/15b2103.htm
  7. http://himvoiska.narod.ru/vozrogdenie.html
  8. http://www.wsws.org/ru/2002/jul2002/antr-j06.shtml
  9. http://www.arms.ru/bio/bio1.htm
  10. http://belyaev.pesni.ru/txt/holera.htm

Журнал "Коммерческая биотехнология" 21 сентября 2004 г.

<< на главную
<< назад