<< на главную
<< назад

Терроризм на дрожжах

Продовольственная безопасность России под угрозой. События 11 сентября 2001 года показали полную незащищенность от атак террористов даже таких мощных в военном отношении стран как США. Оказалось, что существует множество способов посеять панику среди населения и нанести колоссальный ущерб экономике, не прибегая к использованию оружия или взрывчатки

По мнению экспертов, одним из самых уязвимых в этом отношении является агропромышленный сектор. Рассказать о состоянии продовольственной безопасности и защищенности нашей страны от агротерроризма мы попросили заместителя директора Агрофизического института доктора биологических наук академика РАЕН Михаила Вадимовича Архипова.

- Михаил Вадимович, чаще всего люди представляют агротерроризм как подсыпание злоумышленником цианистого калия в цистерну с молоком...

— Добавление ядовитых порошков или болезнетворных бактерий в пищевые продукты — это самый распространенный и самый незамысловатый способ проведения теракта. Например, в 1984 году религиозные сектанты заражали микробами сальмонеллы продукты, поставляемые в рестораны нескольких городов округа Дэйлс (штат Орегон). В результате 751 человек получил сильнейшие отравления. Только по счастливой случайности ни один из них не умер.

Специалисты считают, что орудием подобных преступлений могут служить 48 факторов (25 вирусов, 13 бактерий, 10 токсинов), ну и, конечно, множество химических соединений. Причем нанесение вреда здоровью людей не всегда входит в планы террористов. Если заразить скот или птицу, последствия будут не менее масштабными. Так, эпидемия ящура в Великобритании, хотя напрямую и не угрожала человеку, вызвала резкое сокращение туризма, что принесло убытки в размере 5 миллиардов долларов. Общие потери Великобритании в связи с этой эпидемией оцениваются в 24 миллиарда долларов. А устроить подобную вспышку заболевания технически не так уж сложно.

Еще проще в контейнере, или даже в кармане, привезти некоторое количество капровых жуков, которые являются карантинными объектами. При социализме, когда килограмм мяса стоил два рубля двадцать копеек, советское правительство израсходовало на ликвидацию последствий проникновения этого вредителя в Краснодарском крае 1,4 миллиарда рублей. Представляете себе ущерб!

— А как обстоит дело с противодействием агротерроризму у нас и за рубежом?

— США тратит на эти цели порядка миллиарда долларов в год. Там приняты все необходимые законы, созданы специальные органы по надзору за продовольственной безопасностью, которые подчинены непосредственно президенту.

У нас в условиях слабоорганизованного хаоса контроль за безопасностью агросырья, используемого для приготовления продуктов питания, в значительной степени утерян. По некоторым оценкам, до 70 процентов сертификатов на продовольственные товары поддельные. То есть в продажу может поступить практически все что угодно. Санэпиднадзор вводит запрет на ввоз английской говядины, а она через некоторое время появляется у нас уже как прибалтийская. Со всеми необходимыми сопроводительными документами. В век беспрецедентной коррупции, компьютеров и ксероксов — это не проблема.

Дело осложняется еще и тем, что сельскохозяйственные объекты — поля, фермы, овощехранилища, элеваторы — практически не охраняются. Что стоит террористу добавить в элеватор зерно, больное фузариозом. На начальной стадии вы не заметите ничего. Но потом люди или животные, употребившие это зерно в пищу, могут серьезно заболеть. И даже умереть. Пока установят причину, пока примут меры, жертв может быть очень много. Но нам до сих пор везло. Все эпидемии и случаи массовых отравлений в России, похоже, имели естественные причины.

— Михаил Вадимович, недавно вы отправили на имя полномочного представителя президента в СЗФО письмо, в котором поднимаете вопрос о продовольственной безопасности России. Каковы основные тезисы этого послания?

— Фейербах писал: «...Свобода от голода хотя и является самой низменной, но вместе с тем и самой необходимой свободой». Сейчас в стране идет борьба, кто к моменту выборов 2008 года будет контролировать «газовый кран» и «электрический рубильник». Но без тепла и света можно обойтись. Разведем костер. Зажжем лучину. А скажите, пожалуйста, долго ли вы протянете без хлеба?

Недаром говорят: хлеб всему голова. На Украине, например, произошел неспешный, скрытый от глаз передел собственности в аграрном секторе. Швейцарская компания «Глинкор» завладела 30 элеваторами и стала контролировать более 30 процентов рынка украинского зерна. Зерновая валюта оказалась в руках той части общества, которая поддерживала на президентских выборах Ющенко. Януковичу симпатизировали металло- и углемагнаты. Результат противостояния всем известен.

Но самое интересное, что эта же самая компания только в 2004 году вложила более 100 миллионов долларов в российский аграрный сектор, скупив лучших зернотрейдеров у ведущих российских зерновых фирм «Агрос» и «РусАгро». Сейчас она уже выходит на продовольственный рынок Северо-Западного региона.

Ситуация осложнена еще и тем, что с 1 декабря 2004 года постановлением российского правительства ликвидируются хлебные инспекции, которые осуществляли контроль качества исходного агросырья. Теперь идет спор, кто должен взять на себя эти функции. Швейцарская фирма «SJS» с готовностью предлагает свои услуги. Она, естественно, имеет международный сертификат, у нее есть все необходимое оборудование. Но о какой продовольственной безопасности можно говорить, если практически одни и те же люди будут торговать российским зерном и контролировать его качество.

Другой аспект проблемы — доля импортного продовольствия на российском рынке. Сейчас около 80 процентов продуктов питания в крупные мегаполисы завозится из-за рубежа. Что это за независимость, если в любой момент добрые дяди могут прекратить поставки? Мы останемся без пищи!

Необходимо, во-первых, законодательно ограничить долю импортного продовольствия. Во-вторых, иметь определенные стратегические запасы зерна. Чтобы в случае чрезвычайных обстоятельств гарантировать населению хотя бы какой-то минимум. В Финляндии на 5 миллионов жителей стратегический запас зерна составляет 5 миллионов тонн. У нас данная информация — государственная тайна. Значит, похвастаться нечем. Но даже тот резерв, который у нас есть, хранить уже давно негде. 90 процентов российских элеваторов принадлежит частным лицам. Нужно заключать с ними договор и отдавать зерно на ответственное хранение или строить новые зернотоки. В обоих случаях стратегические запасы не будут защищены в должной мере от нештатных ситуаций. Не нужно выращивать какие-то ужасные бактерии или искать яды. Достаточно вылить в элеватор некоторое количество воды, отключить электричество, и вопрос о продовольственной безопасности отпадет сам собой, потому что продовольствия больше не будет.

— Как же должен выглядеть эффективный надзор за продовольственной безопасностью?

— Президент должен стать не только верховным главнокомандующим, но и «маршалом» хлеба. То есть контролирующие органы должны быть государственными и подчиняться некой независимой структуре, лучше всего администрации президента.

Должен быть принят закон о продовольственной безопасности, ужесточены наказания за правонарушения в этой сфере. Стратегический резерв зерна надлежит хранить в государственных элеваторах под постоянной охраной. Перед закладкой необходимо производить тщательный контроль качества зерна с помощью интроскопических методов, которые позволяют выявить скрытые от глаз дефекты (трещины, наличие насекомых, грибных инфекций). Такое оборудование, кстати, разрабатывается и в нашем институте. За создание мягколучевой рентгеновской установки я получил Премию Совета Министров СССР еще в 1989 году. Сейчас у нас совместно с ЛОМО ведутся разработки новых методик досмотра зерна в рамках программы точного земледелия. Несомненно, все эти меры нужно было принимать еще позавчера. Но, как говорил кораблестроитель Крылов, судно должно тонуть не опрокидываясь. Можем мы сделать сегодня хотя бы это?

— Горожане чаще всего сталкиваются с сельским хозяйством у себя на даче. Как проблемы, о которых вы говорите, проявляют себя на приусадебных участках?

— Да очень просто. Каждый садовод закупает весной всевозможные семена. Их сейчас существует сотни видов. Приходят они на наш рынок главным образом из ближнего и дальнего зарубежья. Кто проверяет эти миллионы маленьких пакетиков? Хорошо, если приобретенные вами семена просто-напросто не взойдут или вместо моркови у вас вырастет какой-нибудь сорняк. Это еще полбеды. Но сплошь и рядом попадается материал, пораженный вредителями и различными заболеваниями. По данным 1999 года, такое карантинное заболевание картофеля как золотистая нематода найдено на 1500 гектарах совхозных земель и на 600 гектарах садовых участков. Эта продукция должна уничтожаться, а не идти на продажу и размножение. К сожалению, надо признать, что фитосанитарная интервенция продолжается. Будем надеяться, что создаваемая сейчас Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору в Санкт-Петербурге и Ленобласти примет необходимые меры по стабилизации обстановки.

Беседовал Валерий МИШАКОВ
Газета Московский Комсомолец в Питере N14/25 за 06-04-2005

<< на главную
<< назад