<< на главную
<< назад

Что делать, чтобы не допустить подобного рода вещей по нашей матушке-России.

Радиостанция "Эхо Москвы": Интервью, 13.06.2005

Ведущие: Сергей Бунтман, А. Норкин

Гости: Геннадий Онищенко, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный государственный санитарный врач России

А. НОРКИН – Мой сегодняшний собеседник Геннадий Онищенко, главный государственный санитарный врач России. Геннадий Григорьевич, здравствуйте. Я так понимаю, вас не удивляет количество микрофонов и телекамер, которые перед вами сейчас стоят. Потому что последние дни уже, сколько пришлось интервью давать? Наверное, каждый день.

Г. ОНИЩЕНКО - Вообще это не главное, поэтому я не считал.

А. НОРКИН – Хорошо, тогда тот, наверное, вопрос, с которого начинают все ваши последние выступления. Конкретно, каковы сейчас данные, потому что утром говорили, что вроде динамика положительная и количество заболевших сокращается. Но, тем не менее, общее их число все равно растет.

Г. ОНИЩЕНКО - Все так, действительно динамика положительная, но без "вроде бы". Вот если мы сейчас вами взглянем на этот график, к сожалению, наши радиослушатели его не видят, видите, максимум по датам заболевания у нас пришелся на 8 число. Максимум по госпитализациям где-то в районе 9 числа, и поэтому сегодня у нас 34 случая, хотя можно предвосхитить встречный вопрос, сегодня вроде выходной день, и никто не обращается. На самом деле не так. Все наши службы там задействованы, все работают, все медицинские работники, все привлеченные специалисты и так далее. И еще один очень важный прогностический симптом то, что таких манифестных форм выраженных с яркой желтушностью стало меньше. В основном это вторичные склеры, то есть уже люди идут те, которые получили меньшую дозу инфектанта и тем самым заболели позже и не в такой ярко выраженной форме. Наверное, будет интересно сказать о географии явления. А цифры будут расти, потому что мы же заболевших считаем с первого дня и суммируем их, и завтра будет определенная цифра. И она пойдет к той цифре, которая сегодня составляет…

А. НОРКИН – Это те люди, у которых сейчас идет инкубационный период.

Г. ОНИЩЕНКО - Нет, это те, которые выявлены. И госпитализированы. Сегодня 547 госпитализировано. Что у нас по географии заболевания. Прежде всего, город Ржев, который взял основную нагрузку по заболевшим. Это 470 случаев. И 119 детей, всего же детей из той цифры, которую назвал 142 человека. Затем идут Ржевский район, Зубцовский район и Оленинский район. Еще три района Тверской области. И плюс здесь у нас еще как бы вынесены за пределы субъекта очага заболевания, это Смоленская область. Там один из районов, где было зарегистрировано порядка 10-13 случаев, сейчас эта цифра уточняется и сегодня тоже на сегодняшний день там заболеваемость не регистрируется, и я надеюсь в этом субъекте РФ у нас ситуация закончится. Кроме того, мы с вами имеем совершенно четко подтвержденные два выноса в Москву. Когда, находясь в Зубовском районе с 1 по 8 число один из наших москвичей, отдыхая там сам, употреблял там продукцию, это прохладительные напитки и привез сюда в Москву. Угостил своего сына, который там не был, сын заболел раньше, потом заболел отец. Я думаю, что не только эти два человека, вернее не только этот один человек был в Москве, потому что Тверь является по праву хорошим и обжитым местом отдыха для москвичей. Я не исключаю, что еще подобного рода случаи будут. Но эпидемиологической значимости они представлять для нас не будут. Версии случившегося. То, что мы сегодня имеем, обычная банальная причина - это вода, причина таких массивных вспышек - вода. К счастью в данном случае для Ржева сам водоисточник города задействован не был, иначе бы имели тысячи больных. Больше это похоже и особенно вот эти выносы, которые связаны с четким употреблением прохладительных напитков, они связаны с заводом. Но опять же на заводе виновником, скорее всего, была тоже вода, контаминированная вирусом гепатита А. Завод имеет отдельную скважину, имеет свою автономную скважину, которая тоже снабжает еще пару домов, в основном вся вода уходит на потребность этого завода. Технология, к сожалению, не только здесь, но и во всей нашей стране предполагает, что приготовление подобного рода напитков не предполагает обеззараживания воды такой жесткой…

А. НОРКИН – Почему?

Г. ОНИЩЕНКО - Потому что предполагается, что изначально вода дается гарантированного качества.

А. НОРКИН – Кем она гарантируется? Природой что ли?

Г. ОНИЩЕНКО - И природой в том числе.

А. НОРКИН – Вы говорите, что у "Ржев-Пива" есть своя скважина. Предполагается, что она гарантированно качественная. Как-то для меня это странно.

Г. ОНИЩЕНКО - Для вас странно, для меня не странно. И если мы в такой тональности будем общаться, то, наверное, будет неправильно. Вода в данном случае действительно многие годы была гарантированного качества. Потому что это глубокий артезианский напорный источник с хорошо защищенными линзами, и, как правило, артезианские воды у нас… И скорее всего контаминация произошла на пути от артскважины до собственно технологии производства. Поэтому все технические условия, которые составлены на производстве подобного рода напитков, они предполагают именно то, что вода будет подаваться гарантированного качества. В данном случае я думаю, что после этих событий, прежде всего, этому заводу нужно будет существенно подкорректировать эту ситуацию и сделать выводы. Какой прогноз. Все-таки та динамика, о которой я говорил, она говорит о том, что в данном случае эта ситуация идет на спад. Но чего я боюсь, и почему я был там накануне праздников, в пятницу я был последний раз там, чтобы вот эти три дня мы с вами, не мы с вами, да и мы с вами тоже, не расслабились. Как правило, праздничные дни все ослабевает, чтобы шло активное выявление больных. И самое главное нам сейчас не допустить вторичных заражений. От чего они могут произойти? Самый банальный - это в семье кто-то заболел при несоблюдении элементарных правил безопасности, заболевают от матери дети, или наоборот от детей матери. Но, как правило, эпидемиология этого инфекционного заболевания позволяет нам говорить о том, что если соблюдать элементарные правила, то был даже период, когда мы не госпитализировали таких больных. То есть в домашних условиях, при соответствующем инструктаже людям, окружению мы могли гарантировать, что не произойдет заболевания. Больше всего меня беспокоит в Ржеве ситуация с декретированным контингентом. Что такое декретированный контингент – это работники пищеблоков, общественного питания, и торговли, работники детских загородных оздоровительных учреждений, вот если среди них будут заболевшие, не выявленные или скрытые иногда с таким мы, к сожалению, встречаемся, то мы можем получить повторные вспышки. Вот этого крайне бы не хотелось. Что мы для этого делаем. Во-первых, усиленный медосмотр среди этих людей. Рейды проверки по системе торговли общественного питания и вакцинация этого населения. Прежде всего, декретированных контингентов. У нас их где-то порядка 2 тысяч на сегодняшний день. Привито вакциной против гепатита А 1011 человек. Это та группа, которая для нас является наиболее тревожной. Наверное, естественный вопрос: а что же делать дальше. Ну, допустим, пройдет эта вспышка. Что делать дальше. Дальше для меня это в очередной раз поднять этот вопрос, а может кто-то впервые…

А. НОРКИН – Какой вопрос?

Г. ОНИЩЕНКО - О том, что делать дальше. Чтобы не допустить подобного рода вещей по нашей матушке-России. Возьмем город Ржев, начнем с него. Сегодня г. Ржев это по последней переписи порядка 63 тысяч человек. В общем, неплохой город. Экономика приличная, заводы работают, не доноры, а реципиент для области. И в этом городе сегодня те более 6 тысяч человек потребляют воду из Волги, которая просто засасывается насосами, хлорируется и подается населению.

А. НОРКИН – То есть у нее качество не гарантированно?

Г. ОНИЩЕНКО - У нее сегодня, если говорить так, то это по существу техническая вода. Понимаете. Географически городу Ржеву повезло. Он самый первый в верховьях Волги город. А до города Астрахани, сколько на российских берегах, на волжских берегах находится городов. И здесь проблема подачи гарантированной воды чрезвычайно остро встает.

А. НОРКИН – Вы сказали, что не первый раз вам придется поднимать этот вопрос.

Г. ОНИЩЕНКО - А потому что мы многие годы еще и при той власти и при этой все время говорим…

А. НОРКИН – И что отвечают?

Г. ОНИЩЕНКО - …что нам решать. Были программы всякого рода, многие проблемы решены, в частности Москва эти вопросы достаточно эффективно решает. Очищая свою воду, совершенствуя технологии. Но Москва особый город. Я о Москве, если вы позволите, немножко тоже скажу. Но только уже применительно к Барвихе. Но для многих российских городов это не поднять. Мы ведем многочасовые беседы с мэром города Ржева, говорим: давай, уже ты сейчас споткнулся об это, что делать. Он говорит: мне нужно 240 млн.

А. НОРКИН – Чего, рублей?

Г. ОНИЩЕНКО - Рублей для очистки этой воды. Для того чтобы подавать гарантированную воду. И так далее. Поэтому здесь, конечно, проблема очень серьезная. Она серьезная как для этого периода года, для лета, мы же должны помнить, что вспышка началась в самом начале лета. Хотя для подобного рода заболеваемости таким, каким является гепатит А, как правило начинается август-сентябрь месяц. А тут в самом начале. Вот где гарантия, что в других городах такого не произойдет. Поэтому тут нужно многие проблемы решать. Наверное, нужно делать выводы и мы будем встречаться уже с ассоциациями производителей наших российских. И молочников, и производителей пивобезалкогольных напитков. Встречаться и говорить: да, наверное, все это хорошо, но для того чтобы еще раз не наступить на подобного рода грабли, нам с вами нужно думать о совершенствовании технологии и, прежде всего водоподготовки при производстве подобного рода вещей. Они крайне нужны сегодня населению, они востребованы. Они дают бюджету муниципальных образований соответствующий доход, но мы должны с вами гарантировать их безопасность. Теперь, возвращаясь к проблеме Барвихинского шоссе. На этом ярком примере мы с вами можем сделать один очень неприятный для нас вывод. Даже если предположить, что в нашей стране вдруг у всех появятся деньги, то это не факт, что все кинутся обеспечивать себя гарантированной питьевой водой, продуктами питания гарантированными. Потому что психология "золотой орды", которая сегодня ярко демонстрируется на примере Барвихи, этого шоссе, где стоят умопомрачительные по своему богатству замки, и то, как там обстоят дела с очисткой воды, это понимаете, это пещерный период в основном. Я, например, на этом направлении знаю только одно, как они раньше назывались товарищества, а сейчас кооперативы, где люди сами без всякого понукания нашли производителей, решили проблему и сейчас очищают свои сточные воды. Но это где-то 30-40 домостроений, которые там находятся. Все же остальные всякими праведными и неправедными путями свои сточные воды сбрасывают в окружающую среду, и я думаю с одного раза можно догадаться, куда она в основном попадает. Она попадает в Москву-реку, которая для нас является, для Москвы источником питьевого водоснабжения. И здесь проблема уже не проблема Ржева. Поэтому здесь целый ряд усилий, я не хочу сказать…

А. НОРКИН – Я так понимаю, что получается, что три на самом деле направления решения проблемы. Первый конкретно – завод в Ржеве, который допустил, там нужно что-то исправлять. Второе – в масштабах всей страны нужно вкладывать деньги и третье уже извините, то, что в головах.

Г. ОНИЩЕНКО - Третье это наша ментальность, извините наша…

А. НОРКИН – А в какой очередности это все решать?

Г. ОНИЩЕНКО - Я думаю с последнего.

А. НОРКИН – Но это самое, наверное, сложное.

Г. ОНИЩЕНКО - Нет. Если не будет понимания…

А. НОРКИН – А вы сами как считаете, то, что произошло, по реакции населения напугало это российских граждан, заставило это сделать их какие-то выводы, о себе в первую очередь позаботиться или опять…

Г. ОНИЩЕНКО - Давайте мы российских граждан выведем в четвертую группу. Российским гражданам в этой ситуации просто нужно, может быть, вы мне дадите несколько минут, я спокойно четко расскажу…

А. НОРКИН – У вас 5 минут до новостей, вы можете…

Г. ОНИЩЕНКО - Нет, что им нужно делать. Потому что в принципе гепатит А к счастью для Ржева и для этой ситуации это самый легкий гепатит, который передается элементарным путем. То есть путем попадания в рот через пищу, воду, через грязные руки. Поэтому как я уже говорил, комментируя ситуацию, что если, во-первых, не надо паниковать. Мы даже разрешаем этих больных оставлять дома. Если мы видим, что нормальные условия, достаточно высокий уровень культуры семьи, что это не социально сниженная и не, так сказать не асоциальная семья, где нет условий просто или большая скученность. Нужно заботиться о гарантированном потреблении воды. То есть, прежде всего, не пить случайную воду. Пользоваться гарантированной водой. Если вы сомневаетесь в качестве…

А. НОРКИН – Можно я вас перебью. Вы все время говорите пользоваться гарантированной водой. Я свой пример личный приведу. У меня двое маленьких детей. Одному 3 года, младшему 9 месяцев. Мы покупали воду, знаете, большие такие 5-литровые банки, все там написано, покупали не на рынке, в магазине большом, потом я узнаю, что, оказывается, проходили какие-то исследования и вот эта вода, я не буду ее называть, она оказалась не качественной. Я ее перестал покупать, стал покупать другую. Но где эта гарантия, как я ее могу своими руками почувствовать?

Г. ОНИЩЕНКО - Вы даже не характерный пример. Потому что вы та немногая часть россиян, которые могут себе позволить систематически покупать эту воду.

А. НОРКИН – Я согласен с этим, конечно.

Г. ОНИЩЕНКО - Есть более простые способы обеззараживания. Потребление кипяченой воды, что особенно летом важно. Обработка овощей, фруктов, которые вы приобретаете тоже кипяченой водой, потому что даже если эти фрукты будут чистыми, мы их можем просто с вами хорошо контаминировать и так далее. Элементарные, может быть, уже немножко набившие оскомину призывы мыть руки, это тоже немаловажный фактор.

А. НОРКИН – Кстати, они давно уже не звучат. Они остались в моем глубоком, по-моему, пионерском прошлом. Я очень давно не слышал: мойте руки перед едой, чтобы мне в газете или на телеэкране говорили…

Г. ОНИЩЕНКО - Принимаем, принимаем этот упрек. Но вам и тогда не в газете говорили…

А. НОРКИН – Тогда мне говорили в школе.

Г. ОНИЩЕНКО - В рамках школы. Сейчас вы в школу, на мой взгляд, не ходите. Там есть такой раздел ОБЖ, но я с вами согласен, что категорически недостаточно об этом говорят. Поэтому я пользуюсь данным конкретным случаем. Так вот теперь четвертое выделенное в отдельный фрагмент рассмотрение - понимание необходимости всегда… Вот буквально вчера была такая возможность в известном месте обсуждать со многими и с оборонщиками: ну чего ты, давай, у нас такие технологии, - а мы сколько раз вас к этому призывали. Давайте, может быть действительно и не нужно 230 млн. этому несчастному мэру г. Ржева, а может быть, что-то более такое найдется, что даст возможность обеззараживать эту воду. Во-первых, не убивая ее, а именно убивая хлоркой, мы же что делаем. Мы выбираем из двух зол меньшее, мы ту воду, которую подаем, массированно обрабатываем ее хлором, имея в виду, что потом граждане ее отстоят, улетучится этот хлор, и они будут ее употреблять уже не хлорированную. Потому что хлор сам по себе тоже не безразличен для нашего с вами организма. Ведь так же. Теперь насчет "золотой орды", будем говорить или не надо?

А. НОРКИН – Говорить-то будем. Но давайте сделаем паузу. Потому что сейчас будут новости. И тут огромное количество вопросов очень конкретных.

НОВОСТИ

А. НОРКИН – Мы продолжаем. И начинаем наш "Рикошет". То, что происходило в Ржеве, в Тверской области, безусловно, привлекало внимание, и вот сейчас в нашем разговоре вы сказали, что главное не паниковать. Тем не менее, мы задаем такой вопрос. Были ли вы напуганы событиями в Тверской области? Ну что, про орду будем говорить или перейдем к конкретным вопросам? Давайте как-то мы…

Г. ОНИЩЕНКО - Конкретные вопросы…

А. НОРКИН – Главное, что мы не сможем сейчас, наверное, ответ найти. Инна Алексеевна спрашивает: "Если у человека уже инкубационный период, поможет ли ему прививка?"

Г. ОНИЩЕНКО – Вообще-то прививку мы назначаем, в данном случае, я бы порекомендовал воздержаться. Во-первых, определить есть ли инкубационный период или нет, мы не можем. Хотя в очагах, где есть заболевшие мы в первый же день, особенно в неблагополучных очагах назначаем эту прививку. Априори можно предположить, что он уже находится в инкубационном периоде, раз был в контакте с заболевшим. Поэтому в принципе можем.

А. НОРКИН – Сергей: "Не могли ли события в Твери стать следствием биотерроризма?" Но это вроде как уже вопрос снят. А вот другая часть: "Насколько опасны сбросы в Москву-реку 25 мая?" Это Сергей имеет в виду то, что произошло в Москве после отключения электроэнергии.

Г. ОНИЩЕНКО - Если он это имеет в виду, то на сегодняшний день мы ведем мониторинги, я вам сообщал и в том числе через "Эхо Москвы", спасибо ему за это. Пока мы все-таки до окончательного так называемого на нашем сленге самоочищения Москвы-реки не рекомендуем. Там, где уже вода с устоявшимся гарантированным качеством, позволяющим купаться, мы это делаем в каждом конкретном случае. Но сказать, что во всей Москве-реке ниже по течению города Москвы можно купаться, я бы не рискнул.

А. НОРКИН – Очень много вопросов, смысл которых такой: не опасно ли ехать отдыхать в Тверскую область. Конкретные названия санаториев.

Г. ОНИЩЕНКО - В Тверскую область ехать отдыхать не опасно. Это я вам говорю совершенно ответственно. Притом, что вы будете соблюдать те элементарные требования, которые вы должны были бы соблюдать и без этого несчастного случая, который произошел в городе.

А. НОРКИН – Вопрос от Ольги Сергеевны: "Осуществляется ли систематический надзор за продовольственными магазинами большими и маленькими рынками, насколько их продукция безопасна?"

Г. ОНИЩЕНКО - К сожалению, я бы тут вот что сказал. Во-первых, по 134-му закону все надзорные органы, я не говорю только о своих, резко ограничены в праве посещения рынков и любого предприятия. Там один раз в два года разрешается посещение. Понимаете. То есть по существу по закону мы начинаем превращаться в пожарную команду, что-то случилось – мы туда пошли.

А. НОРКИН – МЧС такой.

Г. ОНИЩЕНКО - Сейчас в Тверской области, кстати, они были в прошлом году там. Чаще они просто не могут быть на этом предприятии. Здесь есть, я это неоднократно официально заявлял, некое забегание вперед в плане такой дебюрократизации, как это называется. Но выход все равно есть. Что касается еще кроме надзоров, понимаете, уповать на надзоры…

А. НОРКИН – Но это зато проще.

Г. ОНИЩЕНКО - Да.

А. НОРКИН – С точки зрения обывателя это проще. Мне должны обеспечить, вот почему я все время про эти гарантии вас спрашиваю.

Г. ОНИЩЕНКО - И наверняка они правы. Мы к этому приучили наших людей. Что все должно быть хорошо. Вот я бы первое рекомендовал всем нашим гражданам и обывателям и потребителям, если говорить юридическим языком, быть более активными. То есть требовать соответствующие сертификаты в случае продажи, голосовать не приобретением этой продукции в сомнительных местах.

А. НОРКИН – То есть шаурму, чебуреки, как Ольга спрашивает, которые продают лучше не брать.

Г. ОНИЩЕНКО – Москвичи, по-моему, о шаурме и чебуреках услышали совсем недавно. Чебуречные у нас были…

А. НОРКИН – Были не такие, были в ресторане "Узбекистан" я помню, где надо было еще очередь отстоять.

Г. ОНИЩЕНКО - Вы были богатый студент, я себе этого не позволял. Но не об этом речь. Поэтому если вы, а для этого не надо быть крупным специалистом, видите и сомневаетесь, что стоит перед вами неопрятное существо…

А. НОРКИН – Да, тут пишут, что нет рукомойников… Зачем же вы тогда стоите и покупаете.

Г. ОНИЩЕНКО - …выдающее себя за торговца цивилизованного, то просто не приобретайте.

А. НОРКИН – Спрашивают: как пожилым людям со слабым иммунитетом защититься от гепатита, кроме прививки?

Г. ОНИЩЕНКО - Кроме прививки, и прививка в данном случае если иммунитет ослаблен по каким-то причинам, не может защитить. Потому что иммунная система ослаблена, она не дает нужной реакции. Не дает нужного уровня антител, поэтому здесь, конечно, просто тщательное соблюдение элементарных правил, о которых я вам говорю. И стопроцентная гарантия.

А. НОРКИН – Вопрос от Елизаветы Львовны: "Господин Онищенко, почему в продаже в аптеках нет быстро растворимых таблеток йода и фтора для обеззараживания воды?"

Г. ОНИЩЕНКО - Йод нам не нужен для обеззараживания воды…

А. НОРКИН – Йод вы же знаете, Геннадий Григорьевич, как что-то происходит, сразу везде: пейте йод. Везде сказали, там была авария…, все начинают пить.

Г. ОНИЩЕНКО - Все понятно. Если бы она сказала где, мы бы разобрались.

А. НОРКИН – Елизавета Львовна, если у вас есть возможность, пришлите…

Г. ОНИЩЕНКО - В принципе если говорить такими макроэкономическими категориями, то рынок дезинфектантов он насыщен. Просто, может быть, ей не повезло, в данный момент не завезли. Или расхватили.

А. НОРКИН – Геннадий Григорьевич, вот феерический вопрос от Алексея. "Всю жизнь употребляю сырую воду, чем я рискую?"

Г. ОНИЩЕНКО - Я тоже ее употребляю. В Москве я пил эту воду.

А. НОРКИН – Ну так чем рискует Алексей? Он не написал, из какого города. Может быть, он не в Москве.

Г. ОНИЩЕНКО - Если он употребляет в Москве, то иногда это даже полезно для организма. Потому что просто кипяченая вода она утрачивает свои те необходимые вмонтированные в наш онтогенез свойства, которыми она должна обладать. Рискует, но если конечно не произойдет такого, как в Твери, то гепатит и другие кишечные заболевания, передающиеся фекально-оральным путем.

А. НОРКИН – Очень много вопросов, так сказать официальных что ли. "Могла ли такая ситуация произойти в стране в 80-х годах, не связано ли это с реформированием (уничтожением) СЭС?", - Ольга. Очень много вопросов по реформе.

Г. ОНИЩЕНКО - Первое. В 80-х годах, когда работала СЭС в той итерации, в которой была, я работал на вспышке, где было 35 тысяч больных. Это было тогда еще в Советском Союзе, в Средней Азии. В частности в той всем известной и сегодня Ошской области. 35 тысяч больных было. Что касается реформирования СЭС, тут немножко лукавство есть у моего коллеги, а, скорее всего, это задавала вопрос моя коллега. СЭС определенную и значительную роль играет в профилактировании, но не самую главную. Я бы так сказал. Что касается реформирования, это задано соответствующим российским законодательством и то, что происходит в реформировании СЭС, оно происходит во всех надзорных органах.

А. НОРКИН – Закончилось наше голосование. Давайте я объявлю итоги. Позвонило нам 1452 человека. 70% напугали события в Тверской области, 30% нет. Те, кого не напугали, как вы думаете, они знают, что делать или им все равно?

Г. ОНИЩЕНКО - Мне хотелось бы надеяться, что это те люди, которые достаточно хорошо понимают эпидемиологию этого заболевания и осознанно не напугались. К сожалению, мне кажется, там большая часть, которым все равно. Но в этом все напуганные они для нас с вами представляют больший интерес: а какой же вывод сделали дальше, что делать. Что делать? Потому что дальше, я, например, буду, продолжая эту тему после завершения всех этих пожарных мероприятий…

А. НОРКИН – Как долго они еще продлятся?

Г. ОНИЩЕНКО - Пожарные мероприятия, мы очаг закрываем, когда выписывается последний излеченный больной.

А. НОРКИН – Наверное, вам лично нет необходимости постоянно быть вовлеченным в эту ситуацию.

Г. ОНИЩЕНКО - Нет. Дай-то бог. Но здесь еще всплывает одна очень серьезная и новая для нашей страны тема - защита прав потребителя по отношению к которому произведены, будем говорить, незаконные действия.

А. НОРКИН – Которая, на мой взгляд, тоже совершенно не разъяснена этому самому потребителю.

Г. ОНИЩЕНКО - Применительно к энергокризису…

А. НОРКИН – Вы имеете в виду 25 мая.

Г. ОНИЩЕНКО - Да, на нашем сайте висит очень внятная…

А. НОРКИН – Назовите тогда адрес, чтобы люди могли знать.

Г. ОНИЩЕНКО - Я не помню, но пусть наберут в обычном русском поисковике – департамент Госсанэпиднадзора, нажмут кнопочку и там четко написано, что кому делать. Вот я пересек турникет метро, а меня оставили в тоннеле. Что мне делать, кому предъявлять требования. Потому что как раз на этих случаях мы должны с вами формировать то цивилизованное гражданское общество, когда человек не на баррикады пойдет, не с лозунгами, транспарантами, а пойдет в суд и спокойно предъявит свои законные требования. За нанесенный ущерб здоровью, бизнесу, и его, если хотите, душевному комфорту. Это тоже должно быть уже, поскольку мы заявили о себе как о цивилизованном государстве, должно быть нормой нашей жизни.

А. НОРКИН – Последний вопрос. Можно ли нам ожидать еще каких-то подобных неприятностей или можно рассчитывать на то, что это последняя история, она всех нас и местных руководителей и федеральных и любого гражданина чему-то научит.

Г. ОНИЩЕНКО - Те три постулата, которые мы с вами провозгласили в самом начале, нам не вселяют оптимизм, более того, я скажу в цивилизованных странах как принято сейчас это называть в тех же США, европейских странах, к сожалению, тоже происходят подобного рода вещи. Поэтому я не хочу притуплять бдительность наших сограждан и говорить, что да, все на этом закончилось и наступает светлое будущее, нельзя этого делать. Это будет непрофессионально и бесчестно. Но все мы много можем сделать, для того чтобы это было как можно реже и как можно с меньшими потерями. На это бы я хотел надеяться.

А. НОРКИН – Спасибо вам большое. Геннадий Онищенко, главный государственный санитарный врач России был в нашем эфире. Я также благодарю всех, кто принимал участие в интерактивном голосовании.

http://echo.msk.ru/interview/36984/index.phtml

<< на главную
<< назад