<< на главную
<< назад

Лазейки для бактерий

Конвенции о биологическом оружии исполняется 30 лет, но эксперты не видят повода для празднования

Десятки тысяч писем ежедневно проходят через почтовое отделение Пентагона, их сортировкой и доставкой занимаются в общей сложность 175 человек. Те, кто на прошлой неделе находился в здании почтового отделения министерства обороны США, порядочно испугались: датчики сибирской язвы забили тревогу. Здание сразу же оцепили, сотрудникам пришлось в целях профилактики глотать антибиотики.

Что это, ложная тревога или серьезная опасность? Следы сибирской язвы, еще называемой антракс, действительно нашли. До сих пор не замолкают споры, произошло ли заражение в лаборатории или нет. Но шумиха четко показывает, что в США страх перед терактом с использованием сибирской язвы по-прежнему глубоко укоренен. Там вскоре после 11 сентября 2001 года погибли пять человек, вскрывших конверты, зараженные спорами антракса.

С тех пор сибирская язва считается символом биотерроризма. За исключением Израиля и нескольких небольших стран, "Соглашение о биологическом оружии", которому на днях исполняется 30 лет, подписали уже 153 государства. Однако этот юбилей не дает повода для праздника, говорит Оливер Тренерт, руководитель исследовательской группы "Политика безопасности" в берлинском фонде "Наука и политика".

Притягательность вирусов

Господин Тренерт и другие эксперты разочарованы тем, что в соглашении слишком много лазеек. Нельзя проверить, соблюдает ли страна договор, который она подписала. В отличие от соглашения о химическом оружии, в нем не упоминаются проверки, и поэтому нет наказаний, если кто-то нарушает правила игры.

В течение нескольких лет велись переговоры о дополнительном протоколе, США долго лавировали – пока президент Буш окончательно не похоронил переговоры. С тех пор Америка отказывается открыть свои лаборатории для контроллеров, аргументируя этот тем, что биотехнологическим предприятиям и фармацевтическим фирмам придется выдавать секреты. Без этого, говорят в Вашингтоне, невозможно точно проверить, не производит ли страна в какой-нибудь маленькой лаборатории в удаленном местечке биологическое оружие.

Это верно, но гораздо опаснее разработок государственных лабораторий притягательность вирусов и бактерий для террористов. Они могут попытаться украсть образцы опаснейших возбудителей инфекций из государственных лабораторий.

"Возможно, мы сами создаем для себя опасность", – говорит Ирис Хунгер из исследовательского центра "Биологическое оружие и контроль вооружений" в Гамбургском университете, ибо, как это часто бывает при разработке оружия, нападение и оборона идут рука об руку. Например, американское правительство утверждает, что оно должно исследовать возбудители, чтобы разрабатывать эффективные вакцины. Однако оно не может однозначно исключить возможность того, что террористы завладеют пробами. Это нельзя считать невероятным: насколько известно сегодня, в 2001 году смертельные письма с сибирской язвой послал некий ученый, находившийся в состоянии фрустрации. Во всяком случае доказано, что возбудители были из государственной лаборатории.

Эксперты ведут споры о риске, который сейчас исходит от биологического оружия. Уровень опасности, по-видимому, находится где-то между обычной взрывчаткой и ядерной бомбой. Пока террористам гораздо проще начинить взрывчаткой и взорвать автомобиль, чем заразить людей сибирской язвой или оспой. Сложность заключается в том, чтобы распространить возбудителей так, чтобы они нанесли большой ущерб. Пока было лишь два теракта с применением биологического оружия, и только один закончился смертельно: в 1984 члены одной секты в Орегоне отравили салаты в ресторане сальмонеллами и несколько сотен человек заболели. Вторым терактом были конверты, появившиеся после 11 сентября, тогда погибло пять человек.

Даже японская секта Аум Синрике недалеко зашла со своими планами относительно сибирской язвы, поскольку у них был неподходящий штамм возбудителей. Поняв это, фанатичные адепты для смертельного теракта в токийском метро использовали ядовитый газ. Однако в биотехнологиях наблюдается быстрый прогресс, и вряд ли можно исключать, что когда-нибудь генетически измененные, сильнодействующие микроорганизмы попадут не в те руки.

"Биологическое оружие сейчас является не самой крупной угрозой", – признает Ирис Хунгер, однако не такой уж значительный риск проведения биологического теракта не должен быть вольной грамотой для правительств. Эксперты, такие как Хунгер и Тренерт, продолжают делать ставку на протокол, который поддерживают также правительство Германии и Еврокомиссия. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в своем документе о реформах тоже требует "большей прозрачности программ по биологической обороне". Однако ни Берлин, ни Брюссель не подают сигналов, что они собираются оказывать давление на США – при этом без подписи Вашингтона дополнительный протокол не будет стоить даже бумаги, на которой он напечатан.

А пока эксперты каждый год встречаются в Женеве, что обменяться опытом по соглашению о биологическом оружии. Они обсуждают кодекс поведения исследователей, а также методы раннего распознавания эпидемий – мелочи по сравнению с настоящим контролем.

Насколько серьезным для европейцев является вопрос протокола, они могут доказать в ближайшие месяцы. На осень 2006 года назначена очередная конференция, и снова появится возможность превратить беззубое соглашение о биологическом оружии в эффективной договор

Suddeutsche Zeitung, Жан Рубнер, 23.03.05, ИноПресса

<< на главную
<< назад