<< на главную
<< назад

Геннадий ОНИЩЕНКО
"Основная работа по биобезопасности у нас еще впереди"

Природа - не безразличная среда технического произвола, хотя до времени она и терпит произвол, а живое подобие человека.

П.А. Флоренский

Проблема биобезопасности России сегодня чрезвычайно актуальна. Благодаря тому, что ученые научились воздействовать на регуляцию метаболизма клетки и на ее генетический аппарат, появились практически безграничные возможности для вмешательства в процессы жизнедеятельности любого организма, будь то человек, животное или растение. С одной стороны, это значительно повысило эффективность борьбы с социально значимыми заболеваниями, а с другой - открыло путь к новым, неведомым дотоле, рискам и опасностям для жизни. О том, что делается для повышения уровня биологической безопасности населения и окружающей среды в нашей стране, - беседа с руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главным государственным санитарным врачом России, академиком РАМН Геннадием ОНИЩЕНКО.

Геннадий Григорьевич, в чем суть современных биологических угроз для нашей страны?

- Говоря о проблемах микробиологической опасности, я хотел бы отметить следующие аспекты.
Во-первых, наличие естественных природных резервуаров патогенных микроорганизмов и неконтролируемое высвобождение и распространение живых организмов, особенно генетически модифицированных, с неустановленными механизмами влияния на экосистемы. В настоящее время на территории России и ряда сопредельных стран наблюдается активизация природных очагов некоторых особо опасных инфекций. Как поведет себя в современных условиях тот или иной вирус, та или иная инфекция, сказать чрезвычайно трудно. Несмотря на то, что за последнее столетие медицина сделала колоссальный шаг вперед, по-прежнему велика вероятность возвращения особо опасных для человека и животных инфекций, сыгравших в истории цивилизации опустошительную роль. Это чума, холера, сибирская язва, туляремия, бруцеллез, сап, натуральная оспа, а также ряд других тяжелых, нередко не поддающихся лечению заболеваний с высокой летальностью.
Во-вторых, массовые вспышки инфекционных заболеваний естественного происхождения. Человеческое сообщество постоянно находится под угрозой возникновения пандемий, и надо постараться быть готовыми к ним. В-третьих, не исключено использование микроорганизмов и экопатогенов в военных и террористических целях, включая диверсии на биологически опасных объектах. Мир недавно столкнулся с этой проблемой, и сейчас перед учеными стоит задача выработать меры противостояния этой угрозе. Мы должны учитывать возросшую опасность несанкционированного доступа к лабораториям, работающим с возбудителями, и ни в коем случае не допустить использования микроорганизмов в террористических целях.
В настоящее время у нас в стране имеется несколько национальных (специализированных) коллекций микроорганизмов: пять - возбудителей инфекционных болезней бактериальной и вирусной природы; пять - микроорганизмов, патогенных для животных, растений и их вредителей, и три - непатогенных микроорганизмов. Мы должны обеспечить их адекватную защиту.
Говоря о современных особенностях биологической опасности, нельзя забывать о том, что происходит постоянная эволюция эпидемического процесса. Эпидемиологи то и дело отмечают появление новых инфекционных болезней - вспомните, сколько шума наделали SARS или "птичий грипп". Неслучайно инфекционные заболевания являются второй ведущей причиной смертности после сердечно-сосудистых и первой причиной преждевременной смертности в мире. Согласно оценкам ВОЗ, ежегодно 2 млрд. людей страдают инфекционными заболеваниями, а 17 млн. умирают от инфекционных болезней. Только вдумайтесь: более трети населения планеты находится под угрозой эндемических заболеваний! Конечно, нас волнует формирование лекарственной устойчивости патогенов, которое сегодня очень актуально, возрастание эпидемиологической роли условно-патогенных возбудителей, да и само представление об инфекционной природе болезней, традиционно считавшихся соматическими, не может оставить равнодушным.

Несмотря на то, что еще в 1980 году Всемирная ассамблея здравоохранения провозгласила эрадикацию натуральной оспы, в последние годы научное сообщество вернулось к обсуждению проблемы этого заболевания. С чем это связано?

-Вопрос обострился буквально в последние несколько лет в связи с потенциальной угрозой биотеррористического применения возбудителя натуральной оспы. Дело в том, что у 60% населения отсутствует иммунитет к этому заболеванию, что сделало мировое сообщество фактически заложником потенциальных террористов. В настоящее время в мире существуют только две официально патронируемые ВОЗ коллекции натуральной оспы - в России и США. Поэтому Россия, США и ряд других стран приступили к разработке под эгидой ВОЗ национальных и международных программ, которые позволят преодолеть возникшие проблемы. Нам удалось убедить все мировое медицинское сообщество в необходимости не только сохранить эти коллекции, но и активизировать работы по целому ряду направлений: созданию новых вакцин и новых противовирусных препаратов, поиску новых способов идентификации возбудителя.

Как осуществляется объединение усилий ученых разных стран по борьбе с особо опасными инфекциями? Ведь всем ясно, что инфекции не имеют границ, и ни одной из стран не справиться с этой проблемой в одиночку.

-Именно поэтому ВОЗ последовательно и эволюционно создает систему глобального мониторинга инфекционных заболеваний. С 1997 года Всемирной организацией здравоохранения формируется специальная система поиска, сбора и подтверждения информации по ряду актуальнейших заболеваний. Созданы сети лабораторий - по геморрагическим лихорадкам (включая Эбола и полиовирусы), по гриппу (FluNet) и бешенству (RabNet), ведется сбор данных по устойчивости к лекарственным препаратам.

Участие России в глобальном мониторинге осуществляется на двух уровнях - региональном и национальном. Региональный уровень представлен сетью лабораторий центров санэпиднадзора муниципальных образований, где происходит основная работа по выявлению этих заболеваний. Национальный уровень биологической безопасности обеспечивают наши ведущие институты, которые занимаются научными исследованиями и точной диагностикой уникальных инфекционных заболеваний. Объединение усилий по биобезопасности весьма актуально не только на международном уровне, но и внутри страны. Я вынужден признать, что в России пока отсутствует единая государственная политика по реализации концепции биологической безопасности, координации деятельности научных и практических учреждений в сфере здравоохранения, защиты сельскохозяйственных животных и растений от воздействия различных биологических агентов. В настоящее время работы в этой области ведутся по отдельным программам Минздравсоцразвития, Минобрнауки, Минсельхоза, Минпромэнерго, Минэкономразвития, Минобороны России, РАН, РАМН, РАСХН. Но, к сожалению, на данный момент нет единой координации деятельности министерств и ведомств в этой области, что значительно затрудняет работу.
Альберт Эйнштейн в начале прошлого века сказал такие слова: "Если люди хотят выжить, то им понадобится существенно новое мышление". Эта фраза была произнесена совсем по другому поводу, но ее актуальность сейчас, как никогда, высока.

Тем не менее, в июне 1999 года была принята Федеральная целевая программа "Создание методов и средств защиты населения и среды обитания от опасных и особо опасных патогенов в чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера в 1999-2003 годах". Как она реализуется?

-Выполнение этой программы ведется по трем основным направлениям:
1) теоретико-экспериментальное обеспечение биологической безопасности, 2) развитие информационно-аналитического обеспечения научно-исследовательских работ по биобезопасности и 3) проведение фундаментальных исследований в области микробиологии, вирусологии, иммунологии, генетической инженерии. В рамках теоретико-экспериментальных исследований создан ряд нормативных документов, регулирующих хранение и работу с особо опасными инфекционными агентами. Разработаны методики оценки источников, характера, тенденций и сценариев развития биологических угроз, в частности, возможных путей несанкционированного завладения возбудителями особо опасных инфекций. Институтами РАН и РАМН проведены успешные работы, позволившие внедрить многие рекомендации ВОЗ, касающиеся биобезопасности. Кроме того, мы занимаемся разработкой правовых норм на уровне подзаконных актов - типовых положений, руководств, программ и т. д.
Информационно-аналитическая работа включила в себя системный анализ и моделирование потенциальной биологической опасности в различных ситуациях природного и техногенного характера. Созданы обобщенные математические модели для изучения закономерностей развития эпидемий и эпизоотий 12 видов патогенов. Разработаны компьютерные программы, позволяющие прогнозировать сценарии возникновения и развития эпидемий этих патогенов, а также мер противодействия при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. Исследования в области эпидемиологии, проведенные в России с применением ГИС-технологий (географических информационных систем), дают возможность изучать закономерности распространения инфекционных заболеваний, прогнозировать их развитие и анализировать последствия актов биотерроризма. Фундаментальные исследования в области микробиологии и вирусологии были направлены на разработку новых лекарственных препаратов и вакцин. Кроме того, принят целый ряд мер по внедрению в практику современных нанотехнологических подходов: технологии микрочипов, позволяющей определить большое количество разных микроорганизмов; автоматическое прочтение геномов выделенных изолятов для определения факторов патогенности; генетическое типирование штаммов, позволяющее осуществить их региональное картирование и прогнозировать возможность вспышек.
Нашими учеными, действительно, очень много сделано по реализации этой программы, но основная работа еще впереди.

Не могли бы Вы подробнее остановиться на вопросах производства лекарственных средств и вакцин для борьбы с особо опасными инфекционными болезнями?

-Несмотря на скудость финансирования, эта работа проводилась достаточно интенсивно. На основе современных достижений медицины и биологии создан ряд препаратов нового поколения. Это химические, синтетические, рекомбинантные живые вакцины, новые антибиотики и иные субстанции с противовирусными и антибактериальными лечебными и профилактическими свойствами. Мы значительно продвинулись в исследованиях по созданию химических вакцин на основе протективных бактериальных антигенов и различного рода носителей, обладающих мощным усиливающим антигенность действием и имеющих биологическую совместимость с макроорганизмом. Эта работа во многом определяет реальную перспективу создания новых высокоэффективных средств профилактики особо опасных: инфекционных болезней.
В настоящее время российские ученые располагают значительным объемом экспериментальных данных и биотехнологическими модулями, позволяющими эффективно разрабатывать живые антибиотикоустойчивые вакцины для сочетанной экстренной вакцинации населения при таких заболеваниях, как чума, сибирская язва, туляремия, Более того, уже получены и испытаны экспериментально-производственные образцы и разработаны производственные технологии выпуска комплексной химической туляремийной вакцины, чумной химической и чумной полиантибиотикорезистентной живой вакцины, а также полиантибиотикорезистентной сибиреязвенной живой вакцины.
Методами генетического конструирования впервые созданы отечественные рекомбинантные штаммы кишечной палочки и холерного микроба, способные одновременно экспрессировать четыре клонированных гена иммуногенности. Данные штаммы авирулентны и обладают антидиарейными иммунопротективными свойствами. Это делает перспективным их использование в разработке оральных холерных вакцин нового поколения и снижении биологической опасности их промышленного производства. Кроме того, ведется технологическая модернизация производства уже выпускаемых таблетированных форм холерных вакцин, оптимизирован их состав согласно требованиям ВОЗ.
Понятно, что разработка новых лекарственных препаратов и вакцин является приоритетной задачей науки по противодействию биологической опасности.

Геннадий Григорьевич, давайте обратимся к проблеме генетически модифицированных источников, поскольку эта тема в настоящее время приобретает ангажированный и даже политический характер.

-Ситуацию, которая сложилась в этом секторе наших знаний, точнее всего характеризует высказывание американского писателя-сатирика Генри Уиллера: "Чем меньше мы знаем, тем больше подозреваем". Не случайно в июле 2001 г. в Генуе на саммите "восьмерки" с участием ведущих стран мира была принята резолюция, которая признала необходимость транспарентного, то есть максимально прозрачного, научного и основанного на нормативном регулировании подхода к оценке безопасности продуктов питания. Все согласились с тем, что общественность должна иметь четкое представление о преимуществах и рисках при потреблении генетически модифицированных продуктов питания.
США, Канада, Австралия, многие страны Европы, Азии и даже Африки последовательно развивают у себя производство генетически модифицированных источников (ГМИ) - кукурузы, сои, картофеля, рапса, пшеницы, сахарной свеклы, риса. К сожалению, наша страна не входит в число тех государств, которые на научной основе активно занимаются этой работой. Пятнадцать лет назад мы остановили эту программу и в итоге безнадежно отстали от других стран. Между тем вмешательство в генетическую структуру растений придает им чрезвычайно важные и полезные свойства: устойчивость к пестицидам и вредителям, устойчивость к вирусным и грибковым инфекциям, а главное - значительно увеличивает урожайность культур. И это, безусловно, оправданно. Вместе с тем мы не должны забывать о том, что наряду с положительными эффектами возможны и негативные проявления при употреблении этих продуктов.

Как у нас в стране осуществляется контроль за безопасностью генетически модифицированных источников?

-Наша национальная схема оценки качества и безопасности ГМИ разработана учеными РАМН и учитывает основные рекомендации ВОЗ в этом направлении. Она предусматривает композиционную эквивалентность, безопасность нового белка и постмаркетинговый мониторинг, который проводится как на стадии регистрации пищевых продуктов, так и на стадии циркуляции продуктов в обороте на рынке - по медико-генетической, медико-биологической и технологической оценке. На основе этого дается заключение о безопасности ГМИ пищи и разрешение на использование продуктов для пищевых целей.
Возможности нашего практического здравоохранения вполне позволяют выявить наличие или отсутствие ГМИ в пищевых продуктах. Если генетически модифицированные источники все же присутствуют, то идентификация их влечет за собой либо запрет на использование в пищевых целях, либо разрешение на использование. Иногда выявляется, что тот или иной продукт не прошел систему регистрации, но проник на рынок, что, к сожалению, у нас часто бывает: наша страна во многом зависит от импорта пищевых продуктов, и на национальном уровне регистрация их проводится пока не достаточно эффективно. Если продукт разрешен для пищевых целей, то количественное определение ГМИ позволяет решить, подлежит он маркировке или не подлежит. Я напомню, что с 1 июня 2004 года мы ввели обязательную маркировку всей без исключения пищевой продукции, содержащей более 0,9% компонентов из ГМИ, и тем самым гармонизировали свой требования с европейским сообществом. Замечу также, что в последние годы сформирована законодательная база, которая дает возможность вести успешную работу в этом направлении.

А Вы не могли бы сказать о том, какие именно культуры разрешены к производству в Российской Федерации, и как осуществляется контроль за качеством получаемых в результате пищевых продуктов?

-В настоящее время в России выращиваются устойчивые к пестицидам соя и рис и устойчивый к колорадскому жуку картофель. При контроле за оборотом ГМИ в получаемых пищевых продуктах используются химические методы идентификации, иммуноферментный метод, который определяет модифицированный белок, и полимеразная цепная реакция, выявляющая рекомбинантную ДНК. Не стоит забывать о том, что кроме генетически модифицированных продуктов существуют и другие риски для здоровья человека, связанные с пищей. Это, прежде всего, ряд токсинов и остаточные количества пестицидов, которые имеются в растениях или могут возникнуть в них в результате неправильной культивации и хранения или по каким-то иным причинам.
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации располагает системой учреждений Госсанэпиднадзора, которые сегодня, хоть и находятся в стадии реформирования, но по мере сил и возможностей стараются выполнять свои задачи в области использования генетически модифицированных источников. Речь идет о совершенствовании научных исследований по биобезопасности генетически модифицированных объектов с учетом соотношения риск/выгода и о транспарентности для общества предпринимаемых государственных мер по контролю за использованием ГМИ, чего нам явно не хватает. Дальнейшего совершенствования требуют также система госрегистрации ГМИ и система пострегистрационного мониторинга, а главное, необходимо предотвращение несанкционированного ввоза на территорию страны генетически модифицированных объектов, в том числе продуктов питания.

Итак, проблем, связанных с биобезопасностью страны, немало. Каковы перспективы их решения?

-Я позволю себе привести слова Аристотеля, который сказал, что ум заключается не только в знании, но и в умении применить эти знания на деле. Низкий поклон ученым Российской академии медицинских наук за тот базис, который создан нашими институтами. Появилась надежда, что в скором времени он получит качественно новое развитие. Об этом говорит принятие "Основ государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности РФ на период до 2010 года и дальнейшую перспективу", утвержденных Президентом РФ в декабре 2003 года. Эта концепция является по существу политической волей государства в решении тех вопросов, которые сегодня так актуально стоят перед наукой и практикой здравоохранения по национальной безопасности государства.
В развитие этой концепции Минздравсоцразвития России внесло Правительство РФ ряд предложений. Прежде всего документ о создании правительственной комиссии по биологической и химической безопасности страны - для координации деятельности тех министерств и ведомств, которые участвуют в этой работе. Наше министерство совершенно осмысленно взяло на себя эту очень важную организационную задачу, потому что мы считаем, что человеко-центристский подход к обеспечению биологической безопасности является наиболее верным, оправданным и экономным.
В ближайшую задачу входит также разработка федеральной целевой программы "Биологическая безопасность России", которая, наряду с фундаментальными научными исследованиями, будет включать работу по созданию системы идентификации возбудителей особо опасных вирусных и бактериальных инфекций и координировать деятельность различных служб в этом направлении. Нам нужно преобразовать НИИ, работающие в области биобезопасности, в государственные учреждения и соответственно оснастить их. Нужно провести целый ряд прикладных исследований - разработать средства и методы обеспечения биологической безопасности на объектах массового сосредоточения людей (метро, вокзалы, концертные залы и т.п.); создать совместно с таможенными службами в пунктах пропуска через границу России систему контроля грузов на опасные биологические агенты, химические вещества и радиоактивные материалы, а также разработать целый ряд других направлений.
Я позволю себе выразить надежду, что тот позитивный сдвиг, который произошел благодаря нашей медицинской науке и нашел практическую реализацию, получит дальнейшее развитие и будет эффективно работать на благо народа.
Природа - не безразличная среда технического произвола, хотя до времени она и терпит произвол, а живое подобие человека.

Беседовала Ольга ФЕДОТОВА, "Ремедиум", март 2005, стр. 24-28.

<< на главную
<< назад