<< на главную
<< назад

Овощно-промышленный комплекс

В начале нынешней осени все средства массовой информации сообщили о внезапно разразившейся эпидемии, вызванной желудочной бактерией E-coli, – около 200 жителей в 26 штатах заболели, отведав упакованного шпината, зараженного бактерией. Вскоре после этого я получил электронное послание от друга, владеющего бизнесом в пищевой индустрии. «Я дал указание моему брокеру приобрести миллион акций компании RadSafe», — написал он и пояснил, что компания RadSafe – ведущий изготовитель оборудования для радиационного облучения пищевых продуктов. Потом выяснилось, что это циничное послание – просто шутка. Если упакованная салатная зелень подвержена опасности бактериального заражения, то можно не сомневаться, что руководители овощной индустрии и правительственных агентств в самое ближайшее время попытаются найти технологическое решение проблемы. Но призывы подвергать радиационному облучению все пищевые продукты все чаще слетают с уст чиновников всех рангов.

Примерно такая же картина наблюдалась несколько лет назад, когда выяснилось, что E-coli, содержавшаяся в помете скота, обнаружена в мясных гамбургерах. Вместо того чтобы более тщательно дезинфицировать места забоя скота и площадки для его содержания, на некоторых фабриках по переработке мясных продуктов стали без разбора облучать всю выпускаемую продукцию, — иными словами, вместо того чтобы не допустить попадания экскрементов в пищевые продукты, предпочитали их стерилизовать. Почему? А потому, что гораздо легче найти технологическое решение, чем докопаться до истинной причины оказии и исправить положение. Индустриальный капитализм всегда проявлял такого рода изобретательность — превращать свой очередной провал в захватывающую перспективу для развития нового бизнеса.

Слышны также голоса, призывающие усилить государственный надзор над всей индустрией выращивания и переработки овощей. Уже сейчас «Центр по использованию науки в интересах общества» предложил применять в овощной индустрии такой же инспекционный режим, который действует в мясоперерабатывающей промышленности.

До настоящего времени никакого государственного надзора за фермерами и упаковщиками овощей не существовало, и некоторые даже сочли этот факт крупным просчетом правительственных агентств. Однако не принималось во внимание то обстоятельство, что до последнего времени не было особых причин волноваться по поводу безопасности выращиваемой на фермах продукции. Но сегодня, когда методы выращивания и переработки пищевых продуктов стали почти полностью индустриализованными и централизованными, здоровье населения оказалось под угрозой. Центр по контролю и предотвращению заболеваний (CDC) подсчитал, что из-за пищевых продуктов ежегодно заболевают 76 млн американцев, 300 тыс. из них попадают в больницы, а 5000 умирают.

Летальный штамм E-coli, названный 0157:Н7, до 1982 года был вообще неизвестен. Ученые считают, что он зародился в желудке скота, содержавшегося на откормочных площадках. Эти животные, стоящие целый день в навозе и питающиеся зерном, которое превращает рубцовый отдел коровьего желудка в идеальное место для размножения E-coli, стали первоисточником штамма 0157:Н7. Эта бацилла не выживает в условиях полевого кормления скота.

Индустрия выращивания скота ежегодно производит миллионы тонн навоза, в котором, кроме летальных штаммов E-coli, содержатся в высокой концентрации различные фармакологические препараты, которые добавляют в пищу животных, чтобы те смогли переносить условия содержания на откормочных площадках. Навоз часто оказывается совсем не там, где ему положено находиться, т.е. на пастбищах, где он приносит не вред, а пользу. Рассматривать навоз как загрязнитель окружающей среды, а не как полезное удобрение, — сравнительно новая «идея» сельскохозяйственной индустрии.

Но если индустриальное производство сельхозпродукции породило эту бациллу, то ее широкому распространению способствовали индустриализованные методы производства питания. Неизвестно, что произошло со шпинатом, который упаковывался компанией Natural Selection Food, — был ли он заражен в поле, на перерабатывающей фабрике или заражение было усилено упаковкой. Но известно, что большое количество листьев шпината, выращенного на большом числе разных полей, было смешано в моечных баках перерабатывающей фабрики, что дало возможность бактериям одного поля заразить всю массу продукции. Фабрика, производящая 26 млн порций салата в неделю, фактически промывала листья шпината для всей страны в одной общей раковине.

Конечно, заражение бациллой может произойти и в раковине домашней кухни, и на одной-единственной ферме. Пищевое отравление – реальность, но в настоящем случае возникла угроза вспышки эпидемии в общенациональном масштабе.

И в этом состоит большое преимущество децентрализованной системы производства пищевых продуктов: если происходит заражение, чего полностью избежать невозможно, опасности подвергается гораздо меньшее число людей и, что не менее важно, гораздо легче обнаружить источник заражения. Длинную продуктовую цепь, в которой исходные пищевые продукты из всей страны собираются в одном месте для переработки, а потом распределяются по всей стране, очень трудно проинспектировать и отследить источник заражения.

Теперь все больше людей предпочитает приобретать свежие овощи и фрукты на местных фермерских рынках. Мы радуемся добрым взаимоотношениям между «городом» и «деревней», возможностью показать детям, что морковка – это корень полезного растения, а не просто красноватого цвета палочка, упакованная в пластик. Если сравнить потенциал фермерского рынка с разнообразием и низкими ценами городского супермаркета, то все эти рассуждения могут показаться сентиментальными.

Но никакой сентиментальности тут нет. Концепция поддержки местной сельскохозяйственной экономики весьма актуальна и прагматична. Централизованная система производства пищевых продуктах исключительно уязвима к случайному, — не говоря уже о намеренном, — и широкомасштабному заражению опасными бациллами. Правительство это хорошо понимает. Когда Томми Томсон уходил в отставку с поста министра здравоохранения в 2004 году, он произнес следующие слова: «Что касается меня, то я не могу понять, почему террористы не атаковали нашу продуктовую сеть — ведь это так легко сделать».

Сегодня 80 проц. скота в нашей стране забивается на бойнях всего четырех компаний, 75 проц.овощных салатов перерабатываются двумя компаниями, а 30 проц. молока – только одной. Так что поддержка местной сельскохозяйственной экономики – насущная необходимость в деле укрепления национальной безопасности и здоровья нации, не менее важная, чем уменьшение зависимости от импорта энергоносителей.

Но что произойдет с производителями шпината для вашего местного фермерского рынка, если FDA начнет инспектировать их по той же программе, по которой сейчас инспектируются производители и переработчики мясных продуктов – например, потребует ежедневного анализа поливочной воды или использования новейшего радиационного оборудования для облучения овощей? Бремя обязательной государственной инспекции всегда в большей степени ложится на мелких производителей, в то время как крупные компании получают преимущество за счет возможности распределить дополнительные расходы на больший объем продукции. В результате надзор за безопасностью пищевых продуктов приведет лишь к дальнейшей централизации и индустриализации производства, которые и породили эту проблему. И придется полагаться опять-таки на технологию, а не на отношения с местными фермерами.

Конечно, если FDA запретит содержать скот на фермах, выращивающих овощи, это постановление в свете недавних вспышек заражения E-coli будет выглядеть вполне логичным. Но согласно индустриальной, а не экологической логике. Практика содержания скота на фермах издавна считалась решением, а не проблемой, — проблемой она стала тогда, когда коров перевели с пастбищ на откормочные площадки. Местное фермерство и местная продуктовая экономика предлагают решение этой проблемы – простое, недорогое и вполне приемлемое. Но логика индустрии – вероятно, неотвратимая, — опирается на иные идеи – идеи, которые не только оставляют неизменной нашу систему централизованного производства пищевых продуктов, но и угрожают существованию самых многообещающих и безопасных альтернативных решений.

Майкл ПОЛЛАН, «Нью-Йорк таймс мэгэзин»
Перевод М.Левитина
NRS.com, 12.12.06

<< на главную
<< назад