<< на главную
<< назад

Биотерроризм: игра на опережение

О том, что такое биотерроризм, и что делается в России для борьбы с этой угрозой, а также особо опасными инфекциями, "Росбалту" рассказывает заместитель генерального директора по научной работе ГНЦ ВБ "Вектор", член-корреспондент РАН Сергей Нетесов.

- Сергей Викторович, существует ли единое определение термина "биотерроризм"?

- Да, существует: биотерроризм — это использование опасных биологических агентов для нанесения ущерба жизни и здоровью людей ради достижения целей политического, материального или личного характера. Это определение является международным и устоявшимся, в той или иной формулировке оно зафиксировано в резолюциях и других документах ООН, а также документах Всемирной организации здравоохранения.

- Однако международной конвенции по биотерроризму не существует. С чем это связано?

- Действительно, существует только Конвенция по запрещению биологического и токсинного оружия от 1972 года, которая не содержит термина "биотерроризм" — по той причине, что в те времена его просто не было. Отсутствие подобной конвенции по биотерроризму объясняется просто — до недавних пор она была не актуальна, потому что акты биотерроризма единичны и являются результатом преступных действий отдельных личностей или групп, но не государств.

Однако уже в течение ряда лет проводится разработка Протокола, который будет являться дополнением и обязательным приложением к Конвенции 1972 года. Его разрабатывает специальный Комитет при ООН, есть особая международная группа, которая собираются в Женеве один-два раза в год. С нашей стороны в этих встречах участвуют представители МИДа, Российского агентства по промышленности, Минздравсоцразвития и Минобороны.

К сожалению, в 2001 году, некоторые страны, учавствующие в этом процессе, вдруг отказались от уже почти согласованного проекта Протокола. - Какие страны?

- США, например.

- Что известно о наиболее крупных актах биотерроризма в мире?

- Один из крупнейших био-терактов был совершен в 1984 году в американском штате Орегон во время предвыборной компании. Там на собрании одной из партий экстремисты из секты "Раджнеши калт" заразили сальмонеллой салат в салад-баре. В результате 800 человек заразились, но летальных исходов не было. Целью этого акта был срыв выборов. В штате началась паника, потому что стали распространяться слухи, что это — "кара Божья" для политиков, принимавших участие в собрании. Долгое время не было информации о том, кто это сделал, потому что, по идее, это мог сделать просто больной сальмонеллезом, который готовил этот салат. Правда открылась лишь через год, когда один из участников секты сознался. В те годы эта информация не предавалась гласности, и вообще, надо сознавать, что информация об актах биотерроризма — это информация закрытого характера.

Конечно же, следует вспомнить и попытку совершения акта биотерроризма в Японии в 1994 году. Это была тоже секта — "Аум Синрике", которая позднее пустила газ "зарин" в метро. Но в тот раз они пытались распылять споры бактерии сибирской язвы с башни в Токио. Открытых данных о том, в какой лаборатории они ее взяли, нет. Но специалисты говорят, что они не разбирались в этом и распыляли не тот штамм и не в той концентрации. Однако точных данных, повторяю, нет.

И наиболее известный акт биотерроризма — это 2001 год, когда бактерия сибирской язвы в порошковом виде рассылалась в конвертах. До сих пор неизвестно, кто их рассылал, все записки заканчивались фразой "Аллах велик" (Allah is great), но это может быть провокацией и не иметь никакого отношения к мусульманам. Однако есть обнародованные данные о том, что это был штамм AMES, названный так в честь города в штате Айова. Этот штамм есть в наличии только в четырех лабораториях в США и одной — в Англии.

- А были ли в СССР и России случаи биотерроризма?

- У нас такие данные не публиковались. Но могу сказать, что случаи легких групповых отравлений, по всей видимости, могли быть. В нашем УК есть статья о намеренном заражении. Правда, она изначально писалась под проституток, которые, зная о том, что они заражены, продолжают заражать других людей.

- В начале марта вы стали лауреатом премии Правительства России. Какая именно работа была отмечена премией?

- Да, коллектив ученых из ряда ведущих научных учреждений России получил Премию Правительства РФ за 2005 год. Наша заявка отражала результаты работы, проделанной в течение последних десяти лет. За это время был изучен международный опыт в области борьбы с биотерроризмом и его предотвращением, проведена большая работа по разработке новых вакцин (против особо опасных инфекций, таких как оспа и др.) и диагностических препаратов. Был также разработан комплекс нормативных документов, которые должны усилить меры безопасности при работе с особо опасными патогенами; предусмотрены направления их дальнейшего усиления.

- Прислушивается ли власть к рекомендациям ученых?

- Мы, безусловно, были услышаны и поддержаны: на основании разработанных нами концепций были приняты методические указания, законы и санитарные правила федерального уровня. В результате чего в России в последнее время не было отмечено актов биотерроризма и случаев кражи особо опасных патогенов. И в этом — колоссальная заслуга специалистов Роспотребнадзора, которые и вели, с участием коллектива авторов нашей работы, разработку данных документов.

- Эта Премия Правительства — не первая для вас...

- Это правда, первую Премию Правительства РФ я получил также в составе замечательного коллектива авторов в 1997 году — за разработку средств диагностики вирусных гепатитов и ВИЧ-инфекции и внедрение их в производство. В результате этой работы Россия полностью обеспечила себя собственными диагностическими препаратами и перестала зависеть от импорта.

- Сергей Викторович, какие планы на будущее у вас и ваших коллег?

- В перспективных планах Роспотребнадзора — борьба с инфекциями на опережение, и задача нашего Центра — именно с этой целью организовать свою работу с вирусными инфекциями, потому что сейчас мы лишь догоняем природу. Большинство возникающих инфекций приходит к нам от животных, птиц, насекомых, и если мы наладим молекулярно-эпидемиологический мониторинг инфекций в природе, то будем идти чуть-чуть впереди нее. Появится возможность бороться с новыми и возвращающимися инфекциями в самом начале "освоения" ими человеческой популяции.

- Здоровье нации — это тот пункт, который недавно, наконец, вошел в повестку дня для российской власти...

- Совершенно верно, и это очень важно. Если вы зайдете на любой новостной сайт, то почти нигде не найдете рубрику "здоровье", этому уделяется катастрофически мало внимания. Однако сейчас наблюдается положительная тенденция: проект в области здравоохранения попал в список приоритетных национальных проектов.

В первую очередь, речь идет о вакцинации против гепатита B и краснухи, а это очень важно, потому что больные гепатитом B, например, занимают половину коек в инфекционных больницах. Если нам удастся сделать то, что запланировано на эти три года, то мы сможем сократить число больных на 30%. А это, как вы понимаете, очень много.

Качество и продолжительность жизни должны быть главной целью любого правительства.

Ульяна Рыбина
rosbalt.ru, 05.07.06

<< на главную
<< назад