<< на главную
<< назад

Охота за сибирской язвой продолжается

Следствие по делу о сибирской язве продвигается, но о скором раскрытии преступления говорить пока не приходится. Как сообщила Washington Post, лабораторные исследования белого порошка, убившего в сентябре 2001 года пятерых американцев, показали, что технология его производства отнюдь не так сложна, как предполагалось ранее. А это значит, что список подозреваемых стран-производителей стал не короче, а длиннее.

Постигшая Америку спустя неделю после терактов 11 сентября «почтовая атака» взбудоражила страну. От порошка, высыпавшегося из конвертов, заразились сибирской язвой 22 человека, из которых пятеро не выжили. Смертоносные споры получили по почте знаменитые телеведущие и видные сенаторы. Последнее зараженное письмо пришло на имя сенатора Патрика Лехи 16 ноября, после чего рассылка смерти в конвертах прекратилась.

В результате первоначального исследования спор было установлено, что все они, во-первых, принадлежат к одному и тому же штамму, во-вторых – что получить их в кустарных условиях невозможно. Эксперты заявляли тогда, что для производства спор сибирской язвы оружейного качества необходимы знание технологии, которая составляет государственную тайну, сложное лабораторное оборудование и специалисты высокой квалификации. В круг подозреваемых как раз и попали такие специалисты. Параллельно микробиологи продолжали изучение порошка с тем, чтобы установить его происхождение.

США располагают крупнейшей в мире коллекцией образцов сибирской язвы. Она насчитывает более тысячи двухсот разновидностей бацилл и хранится в Национальной лаборатории Лос-Аламос в штате Нью-Мексико. Проблема состояла в том, что генетическую экспертизу прошли лишь 400 штаммов, а генетический код «почтового» штамма не совпадал ни с од-ним из них. Поэтому пришлось провести анализ ДНК остальных 800 штаммов. Однако страну происхождения так и не уста-новили. Лабораторные исследования, впрочем, продолжаются.

Пока ясно лишь то, что разновидность, которой пользовался почтовый террорист, произведена на основе штамма Эймс, выделенного из трупа павшей в Техасе коровы в 1981 году, но наводка оказалась слабой: с тех пор образцами Эймса обзавелись лаборатории многих стран мира, включая бывший Советский Союз. Профессор Университета имени Джорджа Мэйсона Сергей Попов, работающий в Центре биозащиты и инфекционных заболеваний, подтвердил, что штамм Эймс использовался в советских лабораториях по созданию биологического оружия. Специалисты, знакомые непосредственно с ре-зультатами, полученными в ходе следствия, комментируют их крайне осторожно и только на условиях анонимности.

Американская разведка полагает, что технология производства биологического оружия есть не менее чем у 10 стран, в том числе у Ирана, Ливии, Сирии, Северной Кореи и Южной Африки. Достоверная информация о возможностях «Аль-Каиды» отсутствует. В данном случае эта технология оказалась не такой уж замысловатой.

Не исключено, что на след преступников удастся выйти благодаря информации из Италии. В свое время итальянская полиция установила наблюдение за главарем миланской ячейки «Аль-Каиды» тунисцем по имени Эссид Сами Бен Хемаис. В одном из разговоров, записанных полицией, члены ячейки обсуждают задание бен Ладена добыть возбудители сибирской язвы и оспы. Заговорщики планировали, в частности, обратиться к российским преступным группировкам, имеющим доступ к такого рода материалам.

Сибирская язва – родоначальница биологического оружия. Как объяснил мне эксперт вашингтонского Института по контролю за химическим и биологическим оружием Джонатан Бэн, бактерия сибирской язвы отличается повышенной выживаемостью: «Это очень устойчивая бактерия. Она появляется из спор, а споры могут жить 40-50 лет. Сибирская язва к тому же — смертельное оружие. Уровень смертности от дыхательной формы сибирской язвы составляет 95 процентов. Далее: чтобы использовать любую бактерию в качестве биологического оружия, ее надо как-то распространить, рассеять по воздуху. Большинство бактерий при этом умирают — от ультрафиолетовых лучей, от кислорода, от температуры, от ветра. А сибирская язва — самая прочная бактерия для распространения по воздуху. Ботулизм, к примеру, тоже смертоносное оружие, но если его распылить в воздухе, то бактерии быстро погибнут. Вот именно поэтому сибирская язва — лучший вы-бор при создании биологического оружия».

Советские микробиологи достигли устрашающих результатов в своих работах по превращению сибирской язвы в оружие. Особое беспокойство американских специалистов вызвало известие о том, что в России получен генетически модифи-цированный штамм сибирской язвы, устойчивый к американской вакцине. Информацией на эту тему поделились с коллегами в 1995 году на конференции в Англии сотрудники государственного научно-исследовательского центра прикладной микро-биологии в Оболенске Андрей Померанцев и Николай Старицын. В 1997 году публикация об этом появилась в открытой печати. Министерство обороны США, только что решившее сделать всем военнослужащим прививки от сибирской язвы, встревожилось. США не раз пытались получить из России образцы генетически модифицированного штамма, чтобы проверить американскую вакцину, но обещания так и не были выполнены.

Несмотря на подписанную в 1972 году международную Конвенцию о запрещении биологического и токсинного оружия, Советский Союз продолжал эксперименты в этой области вплоть до своего распада. Лидеры Соединенных Штатов и Вели-кобритании не раз задавали вопросы на эту тему президенту Горбачеву и министру иностранных дел Шеварднадзе, но на ответах не настаивали: провоцировать конфликт между президентом-реформатором и консервативным руководством советского военно-промышленного комплекса считалось опасным. В феврале 1992 года в ходе саммита в Кемп-Дэвиде Борис Ельцин заявил президенту Бушу-старшему, что лично изучил документ о нарушениях Советским Союзом Конвенции о биологическом оружии и «абсолютно убежден», что все сказанное в нем — правда. Ельцин был секретарем свердловского обкома КПСС в момент вспышки там сибирской язвы в 1979 году. Он пообещал Бушу своей властью закрыть программу и публично объявил об этом.

Но все дело в том, что Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия, по словам Джонатана Бэна, «основана на концепции намерения»: «Можно работать с биологическими агентами в целях самообороны – для производства вакцины, чтобы проверять биодетекторы, чтобы испытывать противогазы и другое снаряжение. Вообще это очень тонкая грань: в каких случаях государство проводит исследования для самозащиты, а в каких — для наступательных видов оружия. Скажем, проверяются противогазы, но для этого надо создать аэрозольную форму биологического агента».

Насколько серьезны сообщения о контактах террористов с российской организованной преступностью? Достоверной информации на эту тему нет. Заметку об этом напечатала когда-то Washington Times, ссылаясь на свои источники в разведсообществе США. Но никаких подробностей не сообщила.

В. Абаринов,
Вашингтон, NRS.com, 26.09.06

<< на главную
<< назад