<< на главную
<< назад

Кишечные инфекции - болезни нецивилизованного общества

Ведущий: Борис Бейлин

Гость: Сергей Колесников - Заместитель председателя Комитета по образованию и науке Госдумы РФ, академик РАМН, заслуженный деятель науки РФ

Роспотребнадзор накануне подтвердил факт заражения курсантов Военно-космической академии имени Можайского брюшным тифом. Главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко, впрочем, как и министр обороны Сергей Иванов, считает, что всему виной фирма “Бизнесторг”. Эта организация обеспечивала академию пищей. Причем сотрудниками “Бизнесторга” являются в основном люди, приехавшие из других регионов. Всего с конца сентября в госпиталь попали более 280 курсантов. Диагноз брюшной тиф поставлен 67 из них. Таким образом, в нашу жизнь возвращается болезнь, о которой мы в основном знаем по фильмам и книгам о Гражданской войне. О том, насколько опасна эта болезнь и как с ней бороться, поговорим с профессором, академиком Российской академии медицинских наук, заместителем председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Сергеем Колесниковым.

- Сергей Иванович, итак, что такое брюшной тиф? Действительно это очень опасная болезнь?

КОЛЕСНИКОВ: Дело в том, что вообще-то брюшной тиф относится к категории кишечных инфекций. Все знают дизентерию, сальмонеллез, в последнее время о нем часто говорят. Это болезни, которые передаются либо через пищу, либо через воду, которая не обработана соответствующим образом, не обеззаражена. Кто-то говорит образно, что это болезнь грязных рук. Так же и холера, кстати. Это кишечная серия инфекций. О брюшном тифе немножко стали забывать, хотя санитарно-эпидемиологические службы наши контролируют заболеваемость брюшным тифом, но это так называемая спорадическая инфекция, она изредка возникает, фактически эпидемий у нас после войны Великой Отечественной уже не было.

- Эпидемия - это когда болеют десятки тысяч человек, да?

КОЛЕСНИКОВ: Нет, о десятках тысяч человек никогда речи не шло, как правило, это сотни или тысячи. Десятки тысяч - это слишком много. Когда совсем не очищали воду, сбрасывали так называемые фекальные стоки неочищенными в воду, эту воду пили и животные и люди, вот тогда можно было получить такие страшные цифры - десятки тысяч. Конечно, во времена Гражданской войны, в позапрошлом веке и до изобретения антибиотиков, других антимикробных препаратов болезнь была достаточно тяжелая и могла заканчиваться гибелью человека. Но тут многие путают две болезни - брюшной тиф и сыпной тиф. Сыпной тиф, который переносится насекомыми преимущественно, такими, как вши, раньше, говорят, и блохи переносили эту болезнь, - вот это действительно была тяжелая болезнь, с кровоизлияниями, с высыпаниями.

- Они как-то связаны - брюшной и сыпной?

КОЛЕСНИКОВ: Это абсолютно разные инфекции, ничего общего между ними нет. Тиф - это просто лихорадка, очень высокая температура, сумеречное сознание, что называется. И затем от высокой температуры - обезвоживание, и от интоксикации, от того, что микроб и циркулирует в крови, и разрушается, вызывая очень серьезное отравление организма, от этого люди гибли. После изобретения антибиотиков эта болезнь превратилась, не скажу, в банальную, но в обычную кишечную инфекцию, которая лечится, и говорить о ней как о смертельной болезни, которая уносит десятки или сотни жизней, не приходится. Причем и методы лечения-то примерно одинаковые всех кишечных инфекций: это антибиотики преимущественно, которые в кишечнике бьют по микробам.

Она страшна чем? Я бы сказал так: вообще кишечные инфекции - это болезни нецивилизованного общества. К ним относится, кстати, и гепатит А, не гепатит В, который передается в основном через кровь и через поврежденные слизистые, а гепатит А - это тоже водные в основном источники заражения. Для цивилизованного общества характерна очень низкая кишечная заболеваемость и повышенная заболеваемость такими инфекциями, которые передаются через кровь - при переливании крови или хирургических операциях. У нас, видимо, снижен сейчас санитарно-эпидемиологический контроль был. И вообще меня поражает, что будущих летчиков-космонавтов, специалистов в космической военной отрасли кормит частная фирма. Ну это вообще порядок? Давайте оставим в покое брюшной тиф. Произошло заражение пищей, и люди получили дозу бактерий, в том числе уже умерших, которые вызывают именно отравление, не просто инфекцию, но еще и отравление. А может, кому-то взбредет в голову провести теракт таким образом - подсыпать ботулинического токсина или еще какую-нибудь гадость?

- Да, кстати, тиф - не бактериологическое оружие, он так не используется?

КОЛЕСНИКОВ: Нет, нет. В принципе любая бактерия, если к ней применить методы генной инженерии или методы воспитания в лабораторных условиях, может либо ослабнуть, либо приобрести новые свойства. Вот вакцины делают на основе ослабленных обычно микробных или вирусных препаратов. А оружие делают на основе усиленных вирусных или бактериологических препаратов, к которым либо подсаживают ген какой-то особенный, сегодня это можно с помощью генной инженерии, либо пропускают через какой-то восприимчивый организм, который усиливает свойства этого вируса или бактерии, и тогда это можно считать уже пригодным для применения, в том числе и в боевых условиях.

- Насколько я вас понял, брюшным тифом нельзя заразиться от человека?

КОЛЕСНИКОВ: Только через грязные руки, через грязную посуду, через воду, в которую могут попасть эти микробы. А так вот сказать, что это просто контактным путем, что это передается, как грипп, условно говоря, через воздух или, допустим, через кровь, - нет, это не передается, это кишечная инфекция.

- А скажите, насколько дорогостоящая организация контроля? То есть можно было проверить, содержится в этой воде или в этой пище, которая поставлялась в училище, брюшной тиф?

КОЛЕСНИКОВ: Да сейчас в принципе методы диагностики достаточно хорошо отработаны. Прежде всего, если говорить о современных методах диагностики, это так называемая ПЦР - полимеразная цепная реакция, которая позволяет идентифицировать буквально молекулы или единичные даже микробные клетки у человека, или в пище, или в воде. Это иммунно-ферментные самые разнообразные методы, которые тоже достаточно чувствительны в диагностике, и старые методы, добрые методы, которые до сих пор используются в нашей стране, - выращивание микробов на питательных средах, когда им подсовывают то или иное питательное вещество, и в зависимости от того, как они его разрушают, делается алгоритм диагностики, отсекается: это не может быть такой-то микроб, такой-то микроб... И плюс микроскопия. В принципе это можно делать. Тут же диагностика была, сколько я знаю по сообщениям, между сальмонеллезом, который вызывает сходные симптомы: высокая температура, расстройство...

- Я так понимаю, что даже возбудители очень схожие: и там сальмонелла, и здесь сальмонелла, да?

КОЛЕСНИКОВ: Нет, это не сальмонелла, брюшной тиф - это палочка, а у сальмонеллы все-таки более удлиненная и извитая форма. Ну, они похожи, конечно, это не кокки, это именно палочковидные, я бы сказал так, микробы. Поэтому, конечно, между ними дифференциальная диагностика затруднена, потому что симптомы примерно одинаковы. Это в основном лабораторная диагностика, конечно. Плюс ряд косвенных симптомов.

- Но все-таки достаточно долго не могли поставить диагноз. В конце сентября попали первые курсанты в госпиталь, а о том, что это брюшной тиф, стало известно только на этой неделе, 16 октября.

КОЛЕСНИКОВ: Настороженности нет. Это как с полиомиелитом. Полиомиелит у нас в стране отсутствует уже, можно сказать, десятки лет, наша страна относится к странам, которые свободны от полиомиелитной инфекции, потому что идет регулярная вакцинация и, в общем-то, даже единичных случаев заболевания полиомиелитом у нас многие годы уже нет. Поэтому, если появится полиомиелит, начнется паника, что это: менингит ли, клещевой ли энцефалит, может, нервное - рассеянный склероз, может быть, инсульт спинного мозга или ствола мозга. Понимаете, начинается дифференциальная диагностика от того, что встречается. А то, что встречается очень редко, об этом вспоминают в последнюю очередь. И поэтому, естественно, и кадры не подготовлены к этой диагностике. Врач для того, чтобы помнил об этой инфекции, он должен: а) получить хорошее образование, б) увидеть больного хотя бы раз в жизни, который этим страдает. И постоянно быть в режиме тренинга, ему должны постоянно подбрасывать возможные болезни, его надо учить, его надо совершенствовать. Вот эта система у нас, к сожалению, в стране в последнее время стала сбои давать, потому что даже институты усовершенствования врачей, которые у нас были очень сильные всегда, они сейчас, к сожалению, находятся в достаточно сложных условиях финансирования, кадры профессиональные - доктора и кандидаты наук - не получают надбавку даже за ученые степени. Жесткая система повышения квалификации, которая существовала, сейчас стала менее жесткой, я бы так назвал, нет такой уж жесткой обязательности, что раз в пять лет ты должен обязательно пройти курсы усовершенствования. Это комплекс проблем нашего здравоохранения.

- То есть врачи, которые лечили этих курсантов, возможно, вообще никогда в жизни не видели тифозного больного?

КОЛЕСНИКОВ: Я не исключаю этого. Потому что, я повторяю, это редкие случаи заболеваемости сейчас. Но это не говорит о том, что они не должны этого знать.

- Вы сказали, что лечится это антибиотиками. Что, достаточно просто несколько таблеток левомицетина?

КОЛЕСНИКОВ: Нет, там и тетрациклиновый ряд, и левомицетиновый ряд препаратов, и так называемые фурозалидоны, фуродониновый ряд. Это разные препараты, которые просто антимикробным действием обладают на грамотрицательную флору. Тут советовать сложно, потому что должен врач смотреть, я не могу заочно говорить о том, как лечить того или иного больного. Я в данном случае говорю вам об общих принципах отношения к такого рода больным.

- Скажите, а существуют какие-то методы профилактики этой болезни, я имею в виду лекарственные? Нужны ли они?

КОЛЕСНИКОВ: Ну, профилактика общеизвестна. Нет, лекарственную профилактику особенно не используют, потому что вакцинация против брюшного тифа, так же, как против дизентерии, она должна, если мы хотим каким-то образом снизить заболеваемость, производиться сезонная. Ну, разные ученые по-разному считают, некоторые считают, что нужно в пик заболеваемости начинать вакцинировать. Сейчас, допустим, в Иркутске есть такой ученый Савилов Евгений Дмитриевич, который считает, что нужно вводить вакцинопрофилактику в период минимальной активности возбудителя. Допустим, если вспышки заболеваемости летом идут - это фрукты, это вода, это грязные сезонные работы, - он считает, что нужно проводить зимой такую вакцинацию, тогда и организм готовится лучше, и убивается микроб лучше. Вакцинация только для некоторых кишечных инфекций эффективна, потому что она очень слабая, не выраженная, ее нужно ежегодно повторять.

Если говорить о других мерах профилактики, прежде всего, конечно, если вспышка идет, то это дезинфекция, обработка с тем, чтобы не было вообще этих микробов, чтобы удалить их как можно эффективнее. У нас, кстати, одни из самых лучших в мире дезинфектантов, но почему-то наши лечебные учреждения и даже управление здравоохранения закупают иностранные, которые в несколько раз дороже и менее эффективны, вот это удивляет, но не в этом дело даже. Затем, естественно, это личная гигиена прежде всего, то есть это образованность человека.

- То есть мойте руки перед едой.

КОЛЕСНИКОВ: И последнее - это контроль, жесткий контроль источников воды, которая потребляется, и жесткий контроль, естественно, пищи, которая потребляется. И не только в организованных коллективах военных, в школах прежде всего.

- Скажите, можно ли было предотвратить это массовое заражение курсантов? Должна ли быть построена какая-то система, чтобы подобное не повторилось?

КОЛЕСНИКОВ: Так эта система существует - наши органы санэпиднадзора, это называется теперь Роспотребнадзор, ведомство, возглавляемое Геннадием Григорьевичем Онищенко. Есть все методические письма, все регуляции, как должно поступать на предприятиях питания, какие методы контроля, сколько раз это должно проводиться в неделю, в день, как берется контроль пищи. Вы знаете, что есть так называемая проба пищи, которую должен вообще-то в воинских контингентах снимать дежурный офицер. (Что-то не сообщается об отравлении офицеров в этом училище, видимо, проба пищи не снималась очень давно.) Фактически за это должен отвечать в первую очередь руководитель учреждения, или предприятия, или организованного коллектива, контингента и затем все службы, которые призваны за это отвечать. Заместитель, конечно, по хозяйственной работе, ответственный работник, который отвечает за питание, и, конечно санитарно-эпидемиологические службы Я думаю, что тут разборка и в армии, и в санэпидслужбе какая-то будет учинена, но это такой показатель неблагополучия нашего. Как вы знаете, таких случаев разных отравлений, в год их достаточно много, таких эпизодических, спорадических вспышек, которые обусловлены плохой организацией работы. Это относится не только к армии, это относится особенно к школам, к детским домам в том числе, в которых, к сожалению, не всегда хорошо у нас обстоят дела. И особенно, конечно, сейчас плохо обстоит дело со школьным питанием.

- Вы хотите сказать, что нет никакой гарантии, что подобный случай не повторится где-нибудь, скажем, в школе?

КОЛЕСНИКОВ: Там, где работа организована по всем правилам санитарно-эпидемиологическим, угроза повторения такого факта исключена, там, где поставят хорошо контроль, по всем правилам. А правила у нас жесткие, понятные, и в каждом коллективе их должны знать. Это как техника безопасности. У нас же многие расписываются просто в журналах, что они ознакомлены с правилами техники безопасности. Начинаешь их спрашивать, они даже не знают, что такое техника безопасности. Так и тут. Жесткое выполнение этих правил и наказание за то, что эти правила не выполняются, - это гарантия того, что такие случаи повторяться будут.

У нас есть несколько проблем, которые, к сожалению, не решаются только контролем. Это то, что во многих, очень многих лечебных медицинских учреждениях, школах, то есть в тех учреждениях социальных, где должны быть надлежащие условия питания и кормления, к сожалению, даже невозможно их обеспечить. Нет надежных источников водоснабжения, вода подвозная часто, а не водопроводная, кухни или же столовые плохо оборудованы, питание осуществляется, будем говорить так, на очень небезопасном для школьников уровне. Я не только имею в виду горячее приготовление или какие-то салаты - кстати, многие из них запрещено изготавливать в школьных условиях, - но и то, что там продают продукты, которые вредят здоровью, такие как сникерсы, пепси-колы, кока-колы. Мы проводили круглый стол в прошлом году по проблемам школьного питания, обратили внимание и правительственных инстанций, и президентской администрации на то, что проблема очень серьезная, что фактически речь идет о здоровье будущих поколений. Вот сейчас формируется правительственный комплекс мер, который позволит организовать так называемое полуиндустриальное или индустриальное школьное питание. Почему мы можем в самолетах выдавать разогреваемые продукты, которые упакованы надлежащим образом, прошли соответствующий контроль, и не можем это сделать в школах? Это вполне нормальная вещь. И даже в удаленных школах это можно организовать.

- А кто этим будет заниматься?

КОЛЕСНИКОВ: Для этого должна быть создана специальная индустрия детского питания. На первом этапе государство должно помочь либо льготами налоговыми, либо прямыми денежными инвестициями в эту отрасль, а затем ее надо передавать на самоокупаемость, в частные руки, конечно, за этими руками надо следить, чтобы они мылись периодически, чтобы они не были нечистыми, эти руки. Тогда это пойдет на самоокупаемость и будет развиваться эта отрасль. Тут другого варианта нет. Частно-государственное партнерство сегодня, к сожалению, никто в мире не исключил, оно будет. Кто-то говорит, пусть частники этим занимаются, но этого не получится. Тут государство должно везде присутствовать: и в стимулировании развития вот таких вот отдельных отраслей, и в контроле за ними. Тут без государственного контроля не обойдешься никак. Потому что стоит государству отдать в частные руки и на коммерческую основу контроль качества, контроль безопасности - всё, считайте, что система будет постепенно разрушена. Государство из этой сферы никак не может уходить. Это обязанность государства - защита населения.

- Вы имеете в виду, что на крупных комбинатах питания просто будет легче контролировать качество.

КОЛЕСНИКОВ: Намного легче. Потом, там однообразие процессов, их тоже можно контролировать. Там легче контролировать входящие продукты, выходящие продукты. Не обязательно их делать монстрами, чтобы там миллионы упаковок производились и развозились из Москвы во Владивосток, это глупо. А вот делать региональные такого рода комбинаты в крупных городах, которые бы обеспечили близлежащие мелкие, средние города... В селах немножко по-другому часто бывает, у меня округ избирательный в том числе и сельский, поэтому я часто бываю в селах и вижу, что там не всегда это стоит делать, там домашняя, что называется, культура приготовления пищи и там за своими детьми следят более надлежащим образом, хотя санитарно-гигиенические нормы там часто не соблюдаются вовсе. Просто невозможно их соблюсти.

- Здесь, насколько я понимаю, все дело в цене вопроса.

КОЛЕСНИКОВ: Конечно. Вот мы и пытаемся сейчас добиться, чтобы наконец-то было признано, что индустрия детского питания - это один из приоритетов, может быть, даже в рамках национальных проектов «Образование» и «Здоровье», они равным образом должны быть направлены на обеспечение охраны здоровья школьников, то есть подрастающего нашего поколения. У нас же фактически из этих проектов дошкольное воспитание выпало, школа присутствует только в виде стимулирования, будем говорить, интеллектуальной активности преимущественно. А вот вопросы безопасности школьной, я всё имею в виду: и санитарно-гигиеническую безопасность, и пожарную, и, если хотите, материально-техническую безопасность, потому что многие школы скоро развалятся, - их там нет, этих вопросов. Мы можем сколько угодно стимулировать активность интеллектуальную, но если в этой школе будут постоянно проблемы и с питанием, и с водоснабжением, и дети будут болеть, чего будет стоить такой интеллект.

Такая же ситуация в проекте «Здоровье». Там тоже не предусмотрена охрана здоровья детей школьного возраста. Там есть самый начальный, то есть демографический кусочек, новая программа, самая дорогая теперь у нас; профилактика врожденных заболеваний, генетически обусловленных заболеваний - аж по 15-17 за год случаев в стране выявлено такого рода проблем. Естественно, охрана здоровья матери и ребенка. Потом наступает вакцинация, вот вакцинации уделяется внимание. Это очень правильно, это предотвратимые потери, управляемые инфекции. А дальше начинается провал в виде школьной и подростковой стадии, которая сегодня дает нам наибольшую заболеваемость. И потом эта заболеваемость уходит во взрослую заболеваемость.

Поэтому этот комплекс проблем ясен, очевиден. Но успокаивает немножко то, что на Роспотребнадзор, ведомство Онищенко, в следующем году планируется значительно больше средств, чем в этом году. Будем надеяться, что это пойдет и на переоснащение, и на ту же самую диагностику возможных заражений водоисточников и пищевых продуктов. Мы очень надеемся в «Единой России», что мы сейчас раскрутим программу еще и борьбы с контрафактной продукцией, которая, кстати, тоже приносит огромное количество отравлений и суррогатными напитками, и суррогатными лекарственными препаратами.

- Но все-таки, выпив пепси-колу, заболеть тифом нельзя.

КОЛЕСНИКОВ: Там вообще все погибает, в пепси-коле, прошу прощения. Если вы туда засунете какой-то объект - я не беру монетку, которая становится блестящей через некоторое время, то есть хорошо отмывается в пепси-коле, - если вы возьмете какой-нибудь препарат ткани животного, бросите в пепси-колу, он станет белым, мертвенного цвета и начнет постепенно разрушаться. То есть это свидетельство того, что это очень небезопасные напитки. Я не говорю про пепси-колу, я говорю в принципе о газированных напитках, которые содержат танины, содержат агрессивные достаточно жидкости, сладости, все самые разнообразные красители искусственные, ароматизаторы искусственные. Это в принципе нездоровое. Вы видели, чтобы так потребляли эти напитки, допустим, в Соединенных Штатах Америки или в Европе? Их все меньше и меньше потребляют. Сейчас потребляют в основном чистую, кристальную воду типа байкальской воды нашей.

- Какие из забытых болезней могут снова нам угрожать в ближайшее время при определенных условиях: холера, чума?

КОЛЕСНИКОВ: Холера постоянно угрожает, и меры профилактики, меры диагностики и постоянная озабоченность существуют. Это особо опасная инфекция, ее контролируют, естественно. Очаги чумы в основном находятся в нашем подбрюшье, так сказать, среднеазиатском и в монгольском и китайском поясе. Чума же - это все-таки природный еще плюс ко всему очаг, ее переносят суслики, тарбаганы. Озабоченность существует, это всегда контролируется, тренировки идут, кстати, есть сеть противочумных лабораторий и институтов в нашей стране.

Есть угроза, естественно, возвращения такого гриппа, как "испанка", в виде того самого пресловутого птичьего гриппа, если он до конца станет приспособлен к человеку и будет передаваться от человека к человеку. Сейчас идет большая дискуссия в научном сообществе, стоит ли уничтожать коллекции оспы, потому что оспа тоже не существует и прививаться перестали от оспы. Хотя американцы сейчас уже разработали программу восстановления прививок против оспы. Есть инфекция сибиреязвенная. Когда ее разрабатывали для боевого применения, это было очень опасно, она существует, в почве ряда регионов есть сибиреязвенная бацилла. Но так сказать, что она представляет огромную угрозу, пока нельзя. Есть ряд инфекций, которые могут вернуться, прежних инфекций.

Такие огромные эпидемии, как были чумные в XIX, или в XVII, или в XV веке, сейчас менее возможны. Сейчас уже такие эпидемии возможны со стороны все-таки вирусов. Мы фактически уходим от эры бактерий и крупных вирусов, таких как оспа - это крупный вирус, очень большой вирус, - и приходим к эре инфекций, в основном вирусных инфекций. Вот там еще пока мы, может быть, одну сотую знаем того, что существует в вирусном мире.

"Панорама", 8.10.06

<< на главную
<< назад