<< на главную
<< назад

ТЁЛКА СДОХЛА, ХВОСТ ОБЛЕЗ

Сотни голов скота весной пустили на убой сельские жители. У животных заподозрили везикулярный стоматит. Уцелевший скот стали срочно прививать. Спустя 4 месяца «Д» выяснил, что вакцины от стоматита не существует вообще, а кровь больных животных на исследование в лабораторию не поступала. Что пытались скрыть ветеринарные врачи и возместят ли пострадавшим ущерб?
СТОМАТИТ ИЛИ ЯЩУР?
Маржангуль Бишекенова, жительница Дона Хромтауского района в апреле лишилась почти всего своего скота. Коровы отказывались от пищи, изо рта шла пена. Ветеринары сказали, что это стоматит – болезнь заразная и неизлечимая – и потребовали забить всех животных. И больных, и контактных, и коров, и овец.

Маржангуль зарезала 24 головы скота. Мясо сдала за копейки. Телят просто выкинула. С тех пор женщина неустанно ходит в сельский акимат. Ей обещали возместить ущерб, но каждый раз просят потерпеть. Бишекеновы пытались обратиться в суд. Но у них потребовали постановление ветеринаров на забой. Такой бумаги специалисты не дали. На руках у Маржангуль только ветеринарное свидетельство для сдачи туш в Актобе и справка из акимата о наличии скота. О вынужденном забое – ни слова.

Омаровы из Дона пустили под нож двух коров и бычка. Еще одного бычка резать не дали. Пока дело дошло до него, в селе стали говорить, что некоторые лечат животных сами, и они идут на поправку. Список лекарств передавался из рук в руки, как письмо счастья.

– Бычок наш вылечился, – радостно сообщает «Д» Торегали Омаров. – Язвы во рту мы прижигали обыкновенной пищевой содой и стрептоцидом. Жаль, что остальной скот зарезали…

В крестьянском хозяйстве в Бутаке, где за неделю пустили на убой 32 коровы и сотни овец, уцелели только лошади.

– Их стоматит не берет, – разъясняли специалисты.

От кандидата ветеринарных наук из Астаны, 30 лет преподававшего в вузах ветеринарию, АдилкасымаЖакипбаева мы услышали иное мнение.

– Стоматитом лошади болеют тоже, – говорит он. – Лошадям не грозит ящур. При ящуре афты (волдыри) появляются не только во рту, но и в межкопытной щели и на сосках вымени. И стоматит, и ящур излечимы. Но если у скота злокачественная форма ящура, он подлежит уничтожению. В месте, где произошла вспышка, объявляется карантин. Мясо больного ящуром скота употреблять нельзя.

Какую заразу подхватили животные в 5 районах Актюбинской области, до сих пор неизвестно.

– Я не могу сказать, чем болели животные, результатов из лаборатории до сих пор нет, – говорит главный ветинспектор области Айсагали Айжариков. В территориальной инспекции АПК в апреле нас уверяли, что кровь больных животных сразу после случая в Бутаке отправили в НИИ проблем биологической безопасности в Отаре.

– Такого не бывает, чтобы лаборатория не дала ответ, – говорит Адилкасым Жакипбаев. – Она дает либо положительный ответ, либо отрицательный, либо пишет, что по таким-то причинам экспертиза невозможна.

Из самого НИИ «Д» ответили, что исследование материала и постановка диагноза животным из Бутака вообще не проводились. Главный научный сотрудник федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору МСХ России, он же сотрудник международного эпизоотического бюро В.Захаров, изучавший ситуацию с заболеванием животных в селах Родниковского сельского округа, побывавший у нас в мае, пишет в справке: «патматериал не отбирался».

Кому верить?

СКОТ РЕЗАЛИ… РАДИ ДЕНЕГ
Запутанного в этой истории много. Помнится, когда стоматит (или болезнь, которую ветеринары называли стоматитом) дошел до Дона Хромтауского района, в ветинспекции говорили, что наша область в плане стоматита считается благополучной, поэтому животных не прививали. Когда скот заболел, началась массовая вакцинация и от стоматита, и от ящура. Директор департамента развития животноводства и ветеринарной безопасности МСХ Рабига Токсеитова сделала для «Д» другое открытие: ни в нашей республике, ни в других государствах вакцина от везикулярного стоматита не разработана. Следовательно, и массовой вакцинации против этой болезни не может быть.

От чего же тогда прививали животных?

– Мы привили по области 444250 голов КРС, 359342 головы МРС, – говорит Айсагали Айжариков. – Вакцина была от ящура.

– По указанию ветеринаров люди зарезали почти весь скот. Кто отказался, смог животных вылечить. Зачем давались указания забивать животных, если их можно было вылечить?

– Мы только рекомендовали резать скот. Некоторые соглашались, некоторые нет. В крестьянском хозяйстве в Бутаке скот зарезали, потому что им нужны были деньги на солярку [непонятно только, зачем это надо было делать под присмотром ветврачей в защитной форме. Именно такую картину мы наблюдали, будучи в апреле в Бутаке. – А.А.]. В Доне и остальных селах указание резать скот давали ветврачи сельских округов. Люди сдали мясо дешево, потому что дело было весной, скот тощий… Я не понимаю, зачем вы вообще поднимаете этот вопрос, уже столько месяцев прошло…

– Стоматит, который появляется и после ящура, лечат солью, дегтем, мазями. Но обязательна строгая изоляция, дезинфекция и карантин. Могут потребовать и зарезать скот, – говорит Адилкасым Жакипбаев. – Возможно специалисты подозревали ящур.

Об этом в своей справке пишет и российский специалист В.Захаров:

«Обследование предпринято в связи с установлением в марте т.г. заболевания КРС с клиникой, напоминающей ящур животных в Бутаке. Было принято решение местных органов с согласия хозяина об убое. Мясо было реализовано в свободной продаже в Актобе. К сожалению, ветеринарных документов на это не представлено. 2 апреля всех животных в Бутаке и окружающих селах привили противоящурной вакциной. Оснований для предположения о заболевании КРС ящуром не выявлено».

КТО ЗАКАЗЫВАЕТ КОРОВ, ТОТ И ПЛАТИТ?
Заразу не выявили, но из-за подозрения на неё люди лишились целых хозяйств. А на селе даже одна корова равнозначна целому состоянию. Сколько всего было зарезано скота «по рекомендации ветврачей», неизвестно. В ветинспекции говорят, что их сотни. Возместят ли людям ущерб?

– Он возмещается только в случае, если заболевание входит в перечень особо опасных. Если проводились изъятие и уничтожение животных, продуктов и сырья животного происхождения, – говорят в Министерстве сельского хозяйства. – Решение о возмещении выносит специальная комиссия. На основе решения местного исполнительного органа, актов на изъятие и уничтожение животных, экспертизы из лаборатории, постановления ветинспектора и ветеринарного паспорта.

Получается, со стоматитом совсем другой случай.

– Тем не менее люди могут обратиться в суд, – говорит адвокат Мадыгали Космагамбетов. – Это их право, даже если нет письменного решения о принудительном убое скота. Перспектива выиграть дело зависит от собранных по делу доказательств. От себя могу посоветовать, чтобы при вынужденном забое люди обязательно требовали письменного распоряжения ветинспектора. Хозяева тоже должны давать согласие письменно. Вернут или не вернут людям потерянное, покажет время. Во всей этой истории, мне кажется, страшно другое. Не дай Бог, в области объявится сибирская язва или бешенство, убедить людей уничтожить скот будет уже сложнее. А бешенство содой не вылечишь.

Альмира АЛИШБАЕВА, "Среда" N-32(706) от 09.08.07

<< на главную
<< назад