<< на главную
<< назад

Казахстан лишился научного биологического центра - одного из лучших в мире

Как известно, вскоре после провозглашения независимости Республика Казахстан присоединилась к основным международным режимам нераспространения оружия массового поражения, а также материалов, технологий и оборудования для его создания. Во внешней политике страна ясно и чётко обозначила свою позицию, добровольно отказавшись от ядерного и биологического оружия, находившегося на ее территории, и стала строго выполнять взятые на себя обязательства. Все ядерные объекты и материалы, находящиеся под юрисдикцией Казахстана, поставлены под гарантии МАГАТЭ, полностью ликвидирована инфраструктура производства биологического оружия, бывшие военные объекты биотехнологического комплекса республики переориентированы на выпуск мирной продукции.

В рамках этого подхода, исходя из подписанных в 1996 году поправок к соглашению между министерством обороны США и министерством науки и новых технологий Казахстана, в г. Степногорске была полностью ликвидирована инфраструктура производства биологического оружия.

Необходимо отметить, что Казахстан выполнил свои обязательства в полном объеме. Проводимые инспекции казахстанских объектов, подпадающих под действие этих международных нормативных правовых актов, подтверждают полное и неукоснительное выполнение их положений.

Что же касается американцев, то они держат свое слово лишь отчасти. С момента начала работ ими было выделено более 2,5 млн. долл. По подсчетам ученых, в ближайшее время потребуется еще 5,5 млн. (источник — «Новости недели» за 27.03.02). Но получит ли их казахстанская сторона — пока неизвестно. До сих пор не ратифицировано соглашение, срок действия которого истек еще в 2000 году. Камнем преткновения стали и способ демонтажа зданий и, соответственно, необходимые для этого финансовые затраты. Поскольку комплекс выведен из строя и от былой военной мощи остались лишь воспоминания, американцы предлагают «более экономичный» способ уничтожения оставшихся сооружений — подрыв. Однако казахстанские специалисты отказываются демонтировать комплекс таким методом. Они считают, что это может привести к заражению окружающей среды: в настоящее время два корпуса представляют собой потенциальный источник распространения инфекционного загрязнения.

Далее, согласно межправительственному соглашению, правительством США американской компании «ALLEN AND ASSOCIATES» был выделен грант на реализацию в г. Степногорске конверсионного проекта, в рамках которого планировалось создать совместно с этой же компанией СП «KAMED Resources» по выпуску медицинских препаратов на площадях АО «Биомедпрепарат». В этих целях американской стороной было предложено передать в качестве учредительного взноса от казахстанской стороны в уставной капитал СП корпусов №№ 261 и 277, находящихся на балансе АО «Биомедпрепарат» (см. James Martin Center for Nonproliferation Studies, 2002).

Учитывая, что контрольный пакет акций АО, а также все имущество, в том числе здания и корпуса, принадлежали государству, американской стороне было отказано в приватизации государственных объектов, а взамен предоставлено право пользования корпусами на неограниченное время без арендных платежей. Однако компания «ALLEN AND ASSOCIATES», не согласившись с принятым решением госорганов Казахстана, прекратила деятельность СП. В 1997 году она передала технологическую линию таблетирования на баланс АО «Биомедпрепарат» в обмен на полный демонтаж всех промышленных корпусов инфраструктуры для производства биологического оружия бывшего СССР. Запланированный демонтаж корпусов американской стороной на территории г. Степногорска не был произведен в полном объеме: остался не ликвидированным корпус № 231, из которого было изъято все технологическое оборудование. Кстати, при этом были нарушены строительные конструкции.

Поставленная компанией «ALLEN AND ASSOCIATES» технологическая линия по таблетированию 50 видов медицинских препаратов фирм «IKN-Glmka» (Югославия) и «Pharmachim» (Болгария) и оцененная американцами на сумму в 900 тыс. долларов США, не могла использоваться в фармацевтическом производстве и не позволила задействовать в нем бывших ученых-оружейников, специалистов по созданию биологического оружия (James Martin Center for Nonproliferation Studies, 2002).

После проведенной экспертизы данной линии таблетирования незаинтересованными сотрудниками ОАО «Уралбиофарм» (Россия), а также фармацевтического завода Украины и специалистами министерства здравоохранения Казахстана, было сделано заключение о непригодности оборудования для дальнейшей эксплуатации вследствие ряда причин:

— отсутствие монтажной и пуско-наладочной документации;

— отсутствие комплекта оборудования для грануляции первичной массы, подлежащей таблетированию;

— отсутствие вспомогательного оборудования и обеспечивающего процесс производства таблеток оборудования;


— несовместимости по производительности и своему назначению отдельных узлов поставленных линий.

Кроме того, в ходе технического освидетельствования оборудования установлено, что автоматы фирмы «Klochner» для упаковки таблеток в блистеры, блистеров в коробки, а также линия фасовки готовых таблеток лекарственных форм во флаконы относятся к 1987 году выпуска, а обеспылеватель таблеток, пылеуловитель, котлы для обволакивания таблеток, прессы — к 1957 году выпуска. Согласно заключению специалистов ОАО «Уралбиофарм», стоимость поставленной американской компанией в г. Степногорск линии таблетирования не превышает 100 тыс. долларов США, оборудование не соответствует современным технологическим требованиям, является морально устаревшим, до демонтажа и ввоза в Казахстан более 10 лет эксплуатировалось на одном из заводов Югославии. С момента получения, вследствие невозможности его использования, все оборудование в настоящее время хранится на складе АО «Биомедпрепарат» (г. Степногорск).

Руководством министерства образования и науки (МОН) Казахстана в ходе проведения официальных встреч перед американской стороной неоднократно поднимался вопрос о поставке в Казахстан неликвидного и морально устаревшего оборудования. Об этом регулярно информировались лица, ответственные за реализацию в Казахстане конверсионных проектов и программ по нераспространению оружия массового поражения, — генерал Томас Кеннинг и сотрудник политического отдела администрации министра обороны США Эндрю Вебер (на тот момент он был лицом, прямо ответственным за поставку оборудования в г. Степногорск).

Кроме того, на основании письма МОН Казахстана, министерством иностранных дел республики в декабре 2005 года была отправлена нота в посольство США с просьбой урегулировать имеющиеся недоразумения по ситуации с поставкой оборудования, предложено принять его обратно и не считать это материальной помощью Республике Казахстан по Программе ликвидации Угрозы. В феврале-марте 2006 года в ходе рабочих встреч представителей агентства по нераспространению, министерства обороны США и министерства образования и науки Казахстана была достигнута договоренность. Она состояла в том, что американская сторона взамен линии таблетирования готова рассмотреть вопрос финансирования демонтажа корпуса № 231, находящегося на стадии саморазрушения после ликвидации технологического оборудования и несущего опасность для окружающей среды, так как в нем ранее производились работы, связанные с производством биологического оружия.

Также американская сторона приняла к рассмотрению проект на поставку биотехнологического модуля для АО «Биомедпрепарат» по разработке технологий и выпуску медицинской, пищевой или необходимой сельскому хозяйству продукции. Однако до настоящего времени ни переговоры с американскими партнерами, ни официальное обращение казахстанского внешнеполитического ведомства не дали каких-либо результатов.

Более того, представители казахстанской стороны не исключают, что если Казахстан не пойдет на определенные уступки, американцы попросту прекратят финансирование. В таком случае Казахстан останется один на один со своими проблемами. Средства же на оставшийся объем работ, а уж тем более на то, чтобы наладить мирное производство, в бюджете не предусмотрены. Для того чтобы поставить завод на мирные рельсы, по словам бывшего генерального директора национального центра по биотехнологии Казахстана С. Адекенова, необходимо ежегодно 145 млн. тенге (источник — Новости недели от 27.03.02).

Что же касается США, то ещё в 2001 году американцы прислали контейнеры с оборудованием. Однако в ящиках обнаружили морально устаревшие станки 30-летней давности. Возмущенные ученые не стали их даже монтировать.

Разгорелся скандал. Американцы обвинили степногорцев в том, что они попросту не смогли использовать сложное оборудование. Объяснений высококлассных специалистов, до этого собравших и запустивших уникальные биореакторы, не хотели даже слушать.

Примерно то же произошло и с производством таблеточных препаратов. Вместо того чтобы заказать оборудование в ведущих фирмах, вновь купили старье. Затем приобрели за рубежом полуфабрикаты и, расфасовав, попытались выдать за свою собственную продукцию.

В конце концов, американцы вынуждены были признать: бывший разведчик Джон Ален (глава компании «ALLEN AND ASSOCIATES»), одно из частных лиц, которые занимались перепрофилированием комбината, «имеет неплохие связи в политических кругах, однако мало понимает в бизнесе» (см. архивы www.old.arba.ru, 2001).

Не так давно в Степногорске проходила научная конференция, которая ставила целью привлечь западных инвесторов. Но ни один бизнесмен на нее так и не приехал.

«Американцы хотят только все уничтожить, с чем блестяще и справились. Уже очевидно: ничего создавать они не намерены», — заявил один из ведущих ученых Степногорского центра Али Алиев. «Мы отказались от всего, что имели, а взамен не получили ничего. Хотя за деньги, "освоенные" господином Алленом, можно было построить крупное предприятие по производству медикаментов», — вторил ему директор института биотехнологии Владимир Бугреев (см. архивы www.nomad.su).

Действительно, завод, на постройку которого затратили около миллиарда долларов, напоминает заброшенную свалку. Восстановить его уже практически невозможно. Соответственно, возникает вопрос: ради чего Казахстан лишился научного биологического центра — одного из лучших в мире, где наряду с военными разработками велись и мирные исследования по биоиндустрии?

Туманны и перспективы ученых-биологов. Собственно, еще одна проблема, с которой может столкнуться Казахстан, не достигнув консенсуса с Америкой, — это содержание специалистов, обладающих секретами военного производства. Сейчас они получают зарплату по американским грантам. Но где гарантии, что, не найдя достойного применения своему опыту в родной стране, они не начнут искать лучшей жизни за рубежом и в скором времени кто-то из них не окажется в зарубежной секретной лаборатории, где его опасные знания будут востребованы?

Таким образом, действия американских властей и их представителей в Казахстане в лице вышеупомянутых Эндрю Вебера и Томаса Кеннинга вызывают, мягко говоря, удивление и могут привести к непоправимым последствиям. После подписанных соглашений, казахстанская сторона надеялась на то, что американские партнёры будут выполнять подписанные договорённости. Однако этого не произошло, хотя соответствующие договорённости были заключены на самом высоком уровне.

 

АПН, 07.09.07

<< на главную
<< назад