<< cодержание

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ И БУДУЩИЕ ПРОГРАММЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Сандахчиев Л.С., Мартынюк Р.А., Нетесов С.В.

Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии "Вектор"

Я понимаю, насколько обширна, неопределенна и субъективна задача определения исследовательских приоритетов и будущих программ исследований.

Прежде всего, мне представляется нужным учитывать прогнозы на будущее профессиональных экспертов. РАН уделяет этому вопросу большое внимание, и последние два общих собрания РАН были посвящены обсуждению наиболее быстрорастущих областей науки - нанотехнологии, геномики, информационных технологий и др.

Системный анализ будущего развития технологий выполнен RAND National Defense Research Institute в 2001 году [The Global Technology Revolution. Bio/Nano/Material Trends and Their Synergies with Information Technology by 2015. Prepared for the National Intelligence Council. RAND National Defense Research Institute. Philip S. Anton, Richard Silberglitt, James Schneider] и в другом документе, подготовленном для Национального комитета по разведке США [Global Trends 2015: a Dialogue about the Future with Nongoverment Experts]. Прогнозируется, что успехи в био-, нано-, новых материалах и информационных технологиях, в их тесной взаимозависимости, создадут системы и устройства с глобальным эффектом на здоровье и безопасность личности, экономические, социальные и политические системы; на бизнес и торговлю. Возникающая технологическая революция вместе с сопутствующими процессами глобализации станет возможной благодаря информационным технологиям и совершенствованию транспорта. Наряду с положительными эффектами на продолжительность жизни, экономическое процветание и качество жизни, возникнут проблемы этического и личностного характера (биомедицинские исследования, клонирование, стволовые клетки).

Весьма впечатляющий прогресс ожидается в геномике за счет улучшения техники секвенирования ДНК, генетических манипуляций на живых организмах, компьютерного моделирования; будут поняты механизмы развития живого и созданы основы для проектирования и сборки новых живых организмов, на первом этапе микробов и вирусов.

Секвенирование и анализ ДНК откроют возможности для молекулярной диагностики заболеваний, рационального поиска лекарств, предсказания болезней и позволят предвидеть распространение болезней в этнических группах и глобальных популяциях; революционизируют криминалистику, создадут возможности конструирования биосенсоров для обнаружения патогенов в окружающей среде - в воде, воздухе, пище, что позволит осуществлять мониторинг за биосферой в режиме on-line. На основе генотипирования инфекционных агентов и выявления особенностей ключевых генов организма-хозяина можно будет спрогнозировать ход заболевания.

Клонирование, особенно клонирование человека, - это область, которая, хотя и порождает много проблем этического и религиозного характера, будет неизбежно и активно развиваться.

Генетически модифицированные организмы. Мы уже привыкли к генно-инженерным продуцентам лекарств на основе микроорганизмов или клеточных линий - инсулин, интерферон, эритропоэтин и др. и начинаем осознавать огромные возможности трансгенных растений для человечества. Скоро мы станем потребителями съедобных вакцин и свидетелями терапии генетических дефектов человека, скорее всего, через подходы in vitro.

Терапия и разработка лекарств. Новые подходы к терапии позволят управлять иммунной системой и преодолевать наркотическую зависимость. Само создание лекарств будет основано на компьютерном моделировании и физических методах высокого разрешения - атомной и сканирующей микроскопии и масс-спектрометрии. Следует ожидать синергического эффекта комбинаторных подходов с подходами, основанными на компьютерном моделировании лекарств. Ожидаются глубокие изменения в доклинической и клинической оценке лекарств, что позволит ускорить и/или удешевить создание новых препаратов.

Биомедицинская инженерия. Ожидается большой прогресс в инженерии тканей, в частности, как реальную задачу считают технику лечения болезней сердца через замену его поврежденных тканей к 2015г. Несмотря на этические и законодательные ограничения применения стволовых клеток, ожидается большой прогресс в этой области за счет частного финансирования. Будут достигнуты успехи в ксенотрансплантации органов, в том числе, из генетически модифицированных животных. Конечно же, ожидается прогресс и в традиционных подходах с искусственными органами на основе биосовместимых материалов, включая протезирование зрения, слуха и повреждений нервной системы.

Чрезвычайно высоко эксперты оценивают ожидаемый прогресс в развитии нано-технологий и наноматериалов. Эти технологии будут иметь разнообразное применение. Диагностические микрочипы обеспечат быстрый одновременный анализ многих тысяч параметров, что крайне важно для выявления патогенов в окружающей среде и в организме человека и животных в режиме on-line. Наноэмульсии лекарственных препаратов позволят использовать трансдермальную и оральную доставку лекарств в организм человека. Более подробно с оценкой этого направления можно ознакомиться в материале Nanotechnology Research Directions: IWGN Workshop Report Vision for Nanotechnology Research and Development in the Next Decade. Edited by M.C. Roco, S. Williams, P. Alivisatos.

Наконец несколько слов об информационных технологиях, которые в будущем, по всем прогнозам, будут бурно развиваться, и их интеграция с другими технологиями обеспечит проникновение технологической революции в заброшенные уголки нашей планеты.

Впечатляющий анализ нашего будущего проведен Dr. Stephen M.Younger - крупным физиком, ныне директором DTRA DoD USA. (Supercomputing and the Human Endeavor: The Coming Scientific Revolution in How We Use Machines to help us Think). По его мнению, будущее будет определяться тремя главными революциями: двумя научными - в биологической науке и использовании суперкомпьютеров для моделирования - и третьей, социальной революцией, вытекающей из первых двух. По его оценкам, в ближайшее десятилетие скорость компьютеров возрастет до тысячи триллионов операций в секунду, что откроет качественно новые возможности в компьютерном моделировании. Окажется возможным моделирование живых объектов на уровне атомов и изучать ответы на такие философские вопросы: что есть жизнь, в чем различие между живой и неживой материей, что обуславливает ансамбль органических молекул приобретать свойства живого? Революция в суперкомпьютерах реально создаст экономику, основанную на знаниях, и компьютеры будут помогать нам производить эти знания, что позволит предсказывать и управлять развитием социума.

Технологическая революция создаст не только блага для человечества, но увеличит потенциальные угрозы. Так, прогнозируется активное использование достижений прогресса террористическими организациями для противозаконной деятельности.

В связи с глобализацией огромное значение приобретает углубление международного сотрудничества. Отмечу, что прогнозируется успешное международное сотрудничество в ряде областей, но я бы хотел отметить только три:

- разработка вакцин и лекарств против важнейших инфекционных болезней, таких как ВИЧ / СПИД или малярия;
- надзор за инфекционными болезнями;
- противодействие терроризму.

Я хотел бы обратиться сначала к проблемам, связанным с инфекционными болезнями. В природе существует огромное разнообразие микроорганизмов - вирусов, бактерий и грибов, вызывающих заболевания человека, растений и животных.

По оценкам экспертов, нам известно не более долей процента существующих вирусов, несколько процентов микробов. Природа постоянно создает новые патогены - так называемые "возникающие инфекции", - и этот потенциал просто неисчерпаем. Самый последний пример тому - ситуация с заболеванием, известным как тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС/ SARS). Только за последние 20 лет зарегистрировано более 30 новых инфекционных агентов, таких как ВИЧ, вирусы Марбург, Эбола, Мачупо, Nipah, SARS и др., против которых до сих пор нет эффективных средств лечения и профилактики.

Вспышка заболевания в любом месте земного шара может рассматриваться как угроза для любого другого региона. Как только инфекционное заболевание или насекомые и животные, которые являются его переносчиками, проникают в новую страну или континент контролировать его распространение становится очень трудным, если не невозможным. Так случилось с лихорадкой Западного Нила, которая впервые появилась на Американском континенте в 1999 году, а сейчас твердо на нем укоренилась и продолжает распространяться [Heymann D.L. Strengthening Global Preparadness for Defense against Infections Disease Threats. WHO, 2001]. И даже высокий экономический уровень развития стран этого континента не стал препятствием для распространения этой инфекции. По данным Центра контроля за инфекционными заболеваниями (CDC) к сентябрю 2002 году активность вируса Западного Нила была зарегистрирована уже в 42 штатах США и округе Колумбия. Доложено о 1460 случаях заболевания людей с 66 летальными исходами [West Nile virus in the United States - Update 3, 2002.]. Первоначальные затраты, связанные со случаями Западной Нильской лихорадки только в Нью-Йорке, оцениваются почти в 100 миллионов долларов [Heymann D.L. Strengthening Global Preparadness for Defense against Infections Disease Threats. WHO, 2001.]. О случаях заражения людей лихорадкой Западного Нила сообщило недавно и здравоохранение Канады, где из 20 случаев три подтверждены и один из них - летальный West Nile virus in Canada - Update 2, 2002.

Известные заболевания такие, как грипп, туберкулез, малярия и ряд других, достаточно просто преодолевают путем изменчивости традиционные иммунные и лекарственные подходы к их профилактике и лечению.

Человечество находится в состоянии биологической войны с микроорганизмами со времен своего возникновения. По данным ВОЗ, на долю инфекционных заболеваний сейчас приходится 24,7% всех смертей в мире. В развивающихся странах, где здравоохранение слабо финансируется, этот показатель возрастает до 45%. Детская смертность от инфекционных заболеваний достигает 63% от всех детских смертельных случаев, и 48% преждевременных смертей (возраст до 45 лет) имеют инфекционную этиологию [Communicable diseases 2000. WHO/CDS/2001. Anker M., Schaaf D. WHO Report on Global Surveillance of Epidemic-prone Infectious diseases //WHO/CDS/CSR/ISR/2000.1.; Heymann D.L. Strengthening Global Preparadness for Defense against Infections Disease Threats. WHO, 2001].

Хотя эксперты в области биологического оружия и биотерроризма, как правило, оперируют с ограниченным списком из нескольких десятков инфекционных агентов, нельзя не принимать во внимание возможное использование в террористических целях любого патогена из существующего в природе разнообразия.

Таким образом, задача создания глобальной системы надзора за вероятными эпидемиологическими вспышками природного или техногенного характера несопоставимо сложнее, чем при использовании химических агентов или взрывных устройств.

Очень важно также понимать, что биологические агенты действуют во времени, имеют скрытый период заболевания, в течение которого носитель инфекции может оказаться в другом городе или другом государстве, где и будет обнаружена вспышка заболевания, и доказательство биотеррористического применения микроорганизмов может потребовать много времени для проведения всестороннего эпидемиологического анализа, например, изучения всех стадий приготовления и распределения пищевых продуктов в случае пищевого отравления.

Качественно более трудная проблема заключается в учете патогенов при проведении исследований, т.к. при этом биологические агенты, как правило, увеличиваются в количестве и могут быть представлены не только индивидуальными патогенами, но и присутствовать в эксперименте в виде зараженных клеточных культур, экспериментальных животных и т.п. Ничтожное, неподдающееся учету количество биологического агента может представлять реальную опасность в плане неконтролируемой утечки биологического материала. Эта проблема, к сожалению, пока не имеет ни технического, ни организационного решения и, фактически, определяется "человеческим фактором", т.е. необходимо принятие критериев и требований к персоналу, допускаемому к исследованиям патогенов даже в хорошо охраняемых лабораториях.

Проблема осложняется и тем фактором, что высокопатогенные объекты распространены и доступны при естественных вспышках заболеваний и, более того, могут быть созданы несложными лабораторными манипуляциями из доступных непатогенных микроорганизмов. Известный случай террористического применения Salmonella в салатном баре в Орегоне в 1984 г. привел к заболеванию более 700 человек, однако характер заболевания был первоначально отнесен к природной вспышке, и только через год было точно доказано, что в салат была добавлена Salmonella религиозными экстремистами с целью сорвать выборы. Кстати, общественность США узнала об этом случае спустя много лет.

Таким образом, в любом случае первыми сталкиваются с биологическими инцидентами врачи и именно состояние здравоохранения определяет готовность страны, региона и города к своевременному обнаружению и ликвидации последствий применения биологических агентов, и поэтому финансовые и организационные усилия должны быть ориентированы в основном на гражданские, а не на военные ведомства.

Нация должна быть готова к обнаружению и ликвидации последствий вспышки любого биологического агента, включая традиционные и экзотические виды микроорганизмов. Существующие национальные системы государственного эпидемиологического надзора и борьбы с инфекционными болезнями должны быть способны выявить, локализовать и ликвидировать вспышку инфекционного заболевания независимо от того, является ли она следствием естественного проявления природного патогена или результатом преднамеренного использования природного или генетически модифицированного организма [6, 7, 11, 12, 13].

Я хотел бы обратить внимание на эти особенности контроля за биологическими агентами и отметить, что международная кооперация по этой проблеме крайне актуальна с целью создания системы быстрого оповещения и принятия ответных мер. Этот вопрос в мае 2001 г. был специально рассмотрен на 54-ой Всемирной Ассамблее Здравоохранения (ВАЗ) в докладе секретариата "Глобальная безопасность в вопросах здравоохранения - предупреждение об эпидемиях и ответные меры". Было отмечено, что в 1995 г. ВОЗ приняла резолюцию WHA 48.13 о новых возникающих и повторно возникающих инфекциях и WHA 48.7 о пересмотре международных правил здравоохранения. ВОЗ полностью осознавала необходимость усиления эпидемиологического и лабораторного надзора на национальном уровне как основного вида защиты от глобального распространения инфекционных болезней.

Секретариат ВОЗ обратил внимание на увеличение возможности преднамеренного использования возбудителей инфекционных заболеваний и отметил, что естественные эпидемии и эпидемии при преднамеренном высвобождении биологических агентов могут проявляться одинаково.

С 1997 г. ВОЗ была создана специальная система поиска, сбора и подтверждения информации о вспышках на основе тесной связи сотрудничающих центров ВОЗ с правительственными и неправительственными организациями, доступная в форме подтвержденных вспышек эпидемий (www.who.int/disease-outbreak-news/) и еженедельника ВОЗ (www.who.int/wer). На глобальном уровне существуют сеть лабораторий (http://www.who.int/csr/en/), ориентированных на такие инфекции как геморрагические лихорадки (включая вирус Эбола), полиовирус, сбор базы данных по устойчивости к лекарственным препаратам (ARInfoBank) (www.who.int/emc/amr.html), сеть по гриппу FluNet (http://oms2.b3e.jussieu.fr/flunet/), сеть по бешенству RabNet (www.who.int/emc/diseases/zoo/rabies.html) и ряд других. ВОЗ обратила внимание стран-участниц на желательность создания партнерств с привлечением не только гражданских служб здравоохранения, но и военно-меди-цин-с-ких служб.

ВОЗ постоянно обращает внимание стран на решающую роль национального потенциала для эпидемиологического благополучия других стран и намерена расширять национальные программы по эпидемиологическим навыкам борьбы с глобальными эпидемиями и подготовки по эпидемиологии в рамках программы сетевого взаимодействия общественного здравоохранения (TEPHINET). Основные выводы сделанные на основании обсуждения Отчета Секретариата, отражены в резолюции WHA54.14 "Глобальная безопасность в вопросах здравоохранения - предупреждение об эпидемиях и ответные меры" (http://www.who.int/gb/EB_WHA/PDF/WHA54/ea54r14.pdf).

Заслуживает серьезного внимания и подражания создание бюро ВОЗ в Лионе (Франция) как модели использования национального потенциала для содействия в подготовке кадров для стран, подвергающихся наибольшим эпидемиологическим рискам (http://www.who.int/infectious-disease-news/newsletter/vol2-6September-October2001/vol2-6-eng.pdf).

В глобальном масштабе уже имеются огромные ресурсы для борьбы с инфекционными болезнями, которые, конечно же, будут использованы для противодействия биотерроризму [6]. Они включают сотни Сотрудничающих центров ВОЗ по всему миру, специализированных на отдельных инфекциях, сеть лабораторий ПанАмериканской организации здравоохранения (PAHO), Международную сеть клинической эпидемиологии (INCLEN), сеть институтов Пастера, сеть исследовательских центров Национального института здравоохранения (NIH) (в которую вовлечены многие университеты США), Центры по контролю за заболеваемостью (CDC) во многих странах, многие из которых выполняют подготовку полевых эпидемиологов в разных регионах. Армия и ВМФ США также развернули специализированные исследовательские центры в ряде стран. Следует отметить, что этот ресурс весьма специализирован на конкретных задачах и, за исключением центров Службы эпидемиологической разведки (EIS), не ориентирован на обнаружение и идентификацию всего спектра патогенов.

В реальной практике, в случае возникновения необычных вспышек, представляющих угрозу международному здравоохранению, торговле и туризму, ВОЗ создаются специализированные команды на период локализации и ликвидации вспышки. На рисунках ВОЗ приводит примеры эпидемических вспышек последних лет и экономический ущерб от некоторых из них, ликвидация которых выполнялась под эгидой ВОЗ по этому принципу (http://www.who.int/emc/pdfs/global_epi_detection_response.pdf). Подобная схема, несмотря на внешнюю простоту, требует огромных усилий по координации действий, обеспечению материальными ресурсами, транспортом, связью и т.п.

Другой подход был предложен выдающимся эпидемиологом D.A. Hen-der-son [7], который на основе своего многолетнего опыта организатора и непосредственного участника программы глобальной ликвидации заболевания натуральной оспой пришел к выводу о необходимости создания системы стационарных международных центров, размещенных в 15 регионах, и которые должны включать в свою структуру:

- клинические и амбулаторные службы по инфекционным болезням;
- исследовательские диагностические лаборатории;
- эпидотряды с функцией служб эпидемиологической разведки (EIS), обеспечивающие контроль популяции региона с численностью 2-5 млн. человек;
- образовательно-тренировочную базу для подготовки национального и международного персонала.

Систематические наблюдения за конкретным регионом позволят получать бесценные базы данных, изучать влияние различных факторов на эпидемиологическую ситуацию и выявлять необычные случаи, требующие глубокого изучения.

Всемирная организация здравоохранения совместно с International Center of Genetic Engineering and Biotechnology (ICGEB) и рядом неправительственных организаций - Program for Appropriate Technology in Health (PATH), International Clinical Epidemiology Network (INCLEN) и Training Programs in Epidemiology and Public Health Interventions Network (TephiNet) - так называемый Alliance against Infectious Diseases - в развитие рекомендаций US Institute of Medicine подготовил в 2000 г. программу Global Monitoring, Research and Training to Control Infectious Diseases.

Программа предусматривает на начальном этапе выявить 10-12 лабораторий или институтов, локализованных в стратегически важных регионах с высокой вероятностью эпидемиологических вспышек и недостаточным уровнем санэпиднадзора, имеющих возможности для лабораторных и клинических исследований и потенциал к проведению эпидемиологических работ; доступ для воздушного и наземного транспорта, возможность установки телекоммуникаций и перспективы дальнейшего расширения Центра.

Выбранные центры будут иметь статус WHO Collaborating Centers и иметь привилегированный доступ к программам ВОЗ и Министерств здравоохранения стран-партнеров, координироваться офисом по программе Альянса в ВОЗ.

Каждый центр, в свою очередь, будет создаваться с учетом региональных нужд, и на первом этапе обеспечиваться необходимыми ресурсами для создания самого современного потенциала в диагностической, клинической и эпидемиологической работе, а также телекоммуникациями для связи с другими центрами, региональными, федеральными и международными структурами, участвующими в борьбе с инфекционными болезнями.

Каждый центр будет создавать региональные сети, включающие клиники, институты, учебные заведения и др., а также активно участвовать в региональных программах по борьбе с инфекционными болезнями. В региональную сеть будут вовлечены предприятия, производящие специализированную фармацевтическую продукцию, которым будет путем обмена технологиями предоставлена возможность обеспечить потребность региона в стандартных диагностических и лечебных препаратах.

В региональную сеть должны также включаться исследовательские лаборатории по разработке диагностических и лечебных препаратов, а также вакцин, лаборатории по исследованиям биобезопасности биологических веществ и микроорганизмов для человека и окружающей среды.

Программа предусматривает, что в течение 8-10 лет может быть создана всемирная сеть региональных центров и создан долгосрочный самодостаточный региональный потенциал по контролю инфекционных болезней. Предполагается, что некоторые из этих центров станут Centers of Excellence такими как, например, CDC, NIAID и ICGEB. Авторы отмечают, что предлагаемый подход является наиболее надежным способом предотвращения или ликвидации возможных будущих пандемий (детали можно запросить в ВОЗ по e-mail: allaid@who.int).

США, имеющие многолетний опыт борьбы с инфекционными болезнями во всем мире, в 2000 г. разработали национальный стратегический план по готовности к ликвидации террористических инцидентов с химическими и биологическими агентами [3], предусматривающий координированное участие в выявлении и ликвидации инцидентов более 10 различных агентств. Основные разделы этого плана включают:

- готовность и профилактика;
- детекция и надзор;
- диагноз и характеризация биологических и химических агентов;
- принятие мер по ликвидации инцидента;
- система оповещения и информационного обеспечения.

Все эти разделы предполагают обучение персонала, исследования и готовность в полном объеме к обнаружению и ликвидации последствий возможного применения химических и биологических агентов во всех штатах и городах.

В качестве ключевого момента планируется создать многоуровневую сеть диагностических лабораторий для быстрого оповещения служб здравоохранения территорий, штатов, районов, и городов об обнаруженных агентах биологической и химической природы. Этот план фактически ориентирован на существенную модернизацию существующих структур по борьбе с инфекционными болезнями.

С целью обнаружения и противодействия биотерроризму Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний США (NIAID/NIH) разработал программу проведения исследований в области биозащиты в отношении особо опасных патогенов типа сибирской язвы, натуральной оспы, чумы, туляремии, ботулинического токсина и др. по классификации CDC (http://www.niaid.nih.gov/biodefense/research/biotresearchagenda.pdf). В рамках этой программы NIAID в настоящий момент создается сеть региональных центров и лабораторий с высоким уровнем биологической защиты с целью заполнения возникшей потребности в новой инфраструктуре и исследовательских мощностях по детекции и принятию ответных мер в отношении возникающих заболеваний и биотеррористических актов (http://www.niaid.nih.gov/biodefense/rblrce.htm). Кроме этого, данные центры будут:

- проводить приоритетные исследования под руководством и с учетом компетенции конкретных исследователей,
- осуществлять обучение исследовательского и другого персонала для проведения исследований в интересах биологической защиты,
- расширять и развивать мощности по проведению прикладных исследований по проверке и оценке вакцинных, терапевтических и диагностических разработок в области возникающих инфекционных заболеваний, включая биотеррористические агенты,
- создавать и поддерживать основные мощности для академических исследователей, работающих в центре, и представителей частного сектора для проведения экспериментов и для испытания и оценки вакцинных, лекарственных и диагностических препаратов в отношении патогенов A-C (по классификации NIAID) (NIAID Category A-C priority pathogens) и
- готовить и предоставлять в распоряжение групп быстрого реагирования лабораторные мощности и научный персонал в случае возникновения чрезвычайной ситуации на национальном уровне, требующей проведения мероприятий по биологической защите.

Представляется, что идея международных - региональных центров имеет большие перспективы. Так ГНЦ ВБ "Вектор" при финансовой поддержке Программы привлечения биотехнологии Минздрава США осуществляет проект МНТЦ по разработке концепции создания Международного центра по изучению возникающих и вновь возникающих инфекционных заболеваний (ICERID). Под международным центром мы понимаем международную организацию, создаваемую межправительственным соглашением по типу МНТЦ, Объединенного института ядерных исследований (Россия), ЦЕРН (Швейцария) или Международного центра генной инженерии и биотехнологии (Италия). Хотя процедура организации международного центра достаточно сложна и требует ряда лет, - подобная организация обеспечивает долгосрочное стратегическое сотрудничество, в гораздо меньшей степени подверженное влиянию факторов политической и экономической конъюнктуры.

Международное партнерство ускорит и удешевит изучение опасных патогенов, будет способствовать разработке новых эффективных средств профилактики, диагностики и лечения, требуемых для здравоохранения и противодействия биотерроризму. При этом очень важно установить особый режим обращения с инфекционными агентами и полученными научными результатами, который будет препятствовать их использованию для запрещенной деятельности.

При разработке программы научно-исследовательской деятельности предлагаемого международного центра целесообразно использовать направления, сформулированные ведущими экспертами США и отраженные в программе NIAID по проведению исследований в области биозащиты. В частности, отмеченные центром направления, проработаны нами в рамках выполнения проекта по разработке концепции создания ICERID.

Неотложные (срочные) исследования.

- Разработка и создание региональных Центров противодействия биотерроризму и изучения возникающих заболеваний.
- Расширение возможностей (мощностей) для проведения испытаний 1, 2 и 3 фаз кандидатных вакцин и лекарственных препаратов в отношении биотеррористических агентов.
- Расширение возможностей (мощностей) по использованию низших приматов для оценки новых терапевтических и вакцинных препаратов.
- Привлечение новых научных дисциплин к исследованиям по противодействию биотерроризму и расширение научного обучения новой когорты исследователей.
- Расширение амбулаторных и стационарных исследований и клинической инфраструктуры, включая строительство и модернизацию лабораторий Р-3/Р-4 уровня.
- Расширение наличия животных моделей для проведения доклинических исследований.
- Разработка быстрых, недорогих и универсальных подходов для клинической диагностики с использованием геномики и протеомики.
- Стимулирование проведения исследований в области структурной геномики и протеомики для целенаправленной разработки лекарственных, вакцинных и диагностических препаратов.
- Стимулирование вовлечения промышленности для обеспечения больничных клинических лабораторий быстрыми, чувствительными и лицензированными диагностическими средствами.
- Расширение партнерских взаимоотношений с другими агентствами (ведомствами) и правительствами (государствами).
- Создание централизованного депозитария реактивов и клинических образцов в отношении биотеррористических агентов.
- Разработка процедур и создание современных GMP-мощностей (cGMP) по получению моноклональных антител, вакцин и других средств иммунотерапии с целью проведения клинических испытаний 1-ой и 2-ой фаз.
- Усиление работ по поиску адъювантов и рациональному дизайну медиаторов Толл-системы.
- Идентификация и характеризация врожденных и адаптивных иммунных ответов, возникающих после контакта с биотеррористическими агентами, и усиление фундаментальных исследований в области мукозной иммунологии.
- Создание баз данных (ГКГС /пептидов и В-клеточных эпитопов), которые могут использоваться для дальнейшего уточнения иммунных ответов, включая идентификацию соответствующих иммунных полиморфизмов, и максимизации таких ответов.


Исследования на среднесрочную и долгосрочную перспективу.
- Изучение генетической вариабельности человека в ответ на терапию - в плане восприимчивости к препаратам и инфекционности.
- Определение микробиома человека в здоровом состоянии и состоянии болезни.
- Разработка прогностических иммунологических средств, которые позволят конструировать средства защиты от неизвестных в настоящий момент агентов биологического оружия.
- Анализ уникальных ответов на уровне генома на инфицирование биотеррористическими агентами.
- Анализ экспрессии генов биотеррористических агентов in vivo.
- Стандартизация и валидация протоколов, предусматривающих проведение исследований с использованием животных моделей.
- Расширение клинических мощностей по проведению испытаний 1-ой фазы на безопасность (безвредность).
- Разработка, тестирование и анализ новых стратегий вакцинации и защиты на всех группах населения (например, наиболее молодые/пожилые индивидуумы и лица с иммунодефицитами).
- Усиление существующих в настоящий момент международных возможностей путем расширения сетей по проведению клинических испытаний (например, в рамках Программы международного сотрудничества в области исследований инфекционных заболеваний).
- Рассмотрение и решение потребностей в плане человеческих ресурсов, требуемых для выполнения исследований, путем выделения грантов на обучение, стипендий, грантов на поездки и повышение квалификации.
- Определение генетической основы восприимчивости организма хозяина к инфицированию биотеррористическими агентами.
- Определение иммунорегуляторных и иммуносупрессорных эффектов, вызываемых патогенами, которые влияют на способность организма хозяина генерировать эффективный иммунный ответ и реагировать на прививку, сделанную после факта инфицирования, или иммунотерапию.

В России за последние несколько лет под эгидой Министерства здравоохранения разработаны программы по созданию средств защиты от инфекционных заболеваний, таких как, например, натуральная оспа и ТОРС. По основным направлениям эти программы согласуются с программой, разработанной экспертами NIAID. Представляется важным формировать программы сотрудничества по этим направлениям, что несомненно удешевит и ускорит получение практических результатов.


ЛИТЕРАТУРА

1. R. Preston. The Bioweaponeers. The New Yorker, March 9, 1998, p.52-65.
2. R. Preston. Bio-Warfare-Fiction and Reality, Genetic Engineering News, March 1, 1998, p. 6-39.
3. April 21, 2000 / 49(RR04); 1-14 Biological and Chemical Terrorism: Strategic Plan for Preparedness and Response Recommendations of the CDC Strategic Planning Workgroup.
4. Chemical and Biological Terrorism. Research and Development to Improve Civilian Medical Response. Committee on R&D Needs for Improving Civilian Medical Response to Chemical and Biological Terrorism Incidents. Health Science Policy Program. Institute of Medicine and Board on Environmental Studies and Toxicology. Commission on Life Sciences. NATIONAL RESEARCH COUNCIL. National Academy Press, Washington, D.C. 1999.
5. Proceedings of the Eleventh Amaldi Conference on Problems of Global Security (November 18-20, 1998, Moscow, Russia). Moscow "Nauka" 1999.
6. Emerging infections. Microbiological threats to health in the United States, J. Lederberg, R.E. Shope and S.C. Daks, Jr., Ed. National Academy Press, Washington, D.C., 1992
7. Emerging viruses, S.S. Morse, Ed., Oxford University Press, 1993
8. Lev S. Sandakhchiev and Sergei V. Netesov. Strengthening the BTWC through R&D Restructuring: The case of the State Research Center of Virology and Biotechnology "Vector". The Role of Biotechnology in Countering BTW Agents. 2001 Kluwer Academic Publishers. Printed in the Netherlands.
9. S. Netesov, L. Sandakhchiev. The Development of a Network of International Centers to Combat Infectious Diseases and Bioterrorism Threats. The ASA Newsletter, February 19, 1999, Issue Number 70, PP. 2-6.
10. Lev S. Sandakhchiev. The Need for International Cooperation to Provide Transparency and to Strengthen the BTWC. E. Geissler et al. (eds.) Conversion of Former BTW Facilities, Kluwer Academic Publishers. Printed in the Netherlands, 1998, PP. 149-156.
11. Onischenko G.G., Sandakhchiev L.S., Netesov S.V., Shchelkunov S.N. Bioterrorism as a National and Global Threat. Zhournal Microbiologii, Epidemiologii i Immunologii (Journal of Microbiology, Epidemiology and Immunology). 2000, N 6 (in Russian).
12. G.G. Onischenko, L.S. Sandakhchiev, S.V. Netesov, R.A. Martyniuk. Bioterrorism, a National and Global Threat. Vestnik Rossiiskoy Academii Nauk (Russian Academy of Sciences Bulletin). 2003, V. 73, N3, P. 195-204 (in Russian).
13. M.A. Paltsev. Biological Weapons Is an Issue of Russia's National Security. Zhournal Natsionalnaya Bezopasnost (National Security Journal). 2002, N 5 (in Russian). Also available at http://www.mvd-expo.ru/ns/jurnal5/biolweapon.htm

<< cодержание

Сборник докладов I Российского симпозиума по биологической безопасности
Copyright © Комитет ученых за глобальную безопасность и нераспространение оружия массового поражения